Может суд не обращать внимание на смягчающие обстоятельства?

Верховный суд разрешил судам не учитывать смягчающие обстоятельства при рассмотрении налоговых споров

В последнее время практика Верховного Суда не радует юристов содержательными решениями по актуальным вопросам налогового права. За прошедшие три с половиной года Президиум ВС РФ не рассмотрел ни одного арбитражного налогового спора. Что же касается Судебной коллегии по экономическим спорам, то в минувшем году она либо повторяла сформулированные еще Президиумом ВАС РФ позиции, либо безуспешно стремилась к обеспечению единообразия практики по ряду частных и зачастую надуманных вопросов, например, по теме обоснованности уменьшения налогооблагаемой прибыли на сумму компенсационных выплат сотрудникам при увольнении по соглашению сторон. Такой дефицит качественной судебной практики, формирующей единообразные правовые позиции в сфере налогового права, вынуждает практикующих юристов обращаться к так называемым отказным определениям судей Верховного суда и уже в них искать позиции высшей судебной инстанции, на которые можно было бы опереться при рассмотрении того или иного налогового спора.

Следует оговориться, что вопрос о статусе таких определений, впрочем как и определений Судебных коллегий ВС, является крайне неопределенным. Юридическое сообщество обычно отказывает таким определениям в статусе практикообразующих, хотя и признает их значение для уяснения общего направления и тенденций развития судебной практики. Отношение же самой судебной практики к таким определениям также оказывается весьма неоднозначным. В частности, Конституционный Суд в постановлении № 34-П от 28.11.2017 фактически признал, что практика применения той или иной нормы может быть изменена и отказным определением судьи Верховного Суда. Однако месяцем ранее тот же суд исходил из того, что даже определения Судебных коллегий не играют практикообразующей роли и не могут подменять собой постановления Президиума ВС (постановление № 24-П от 17.10.2017).

Не вдаваясь в эту дискуссию, отмечу, что на мой взгляд отказные определения судей Верховного Суда не могут быть сброшены со счетов уже потому, что они повсеместно используются практикующими юристами, судьями и государственными органами, включая налоговые органы, для подкрепления своих позиций относительно интерпретации и применения правовых норм. Кроме того, поскольку такие определения выносятся судьей Верховного Суда, уже в силу этого факта сформулированные в них правовые позиции должны рассматриваться как авторитетное толкование закона, которое нельзя игнорировать и отступление от которого в конкретной ситуации хотя и возможно, но допустимо лишь при наличии серьезной аргументации.

Вместе с тем нередко определения судей Верховного Суда, которыми заявителю отказано в пересмотре оспариваемых судебных актов, не обеспечены глубоко продуманной мотивировкой, но при этом содержат если не революционные, то по меньшей мере крайне спорные выводы, способные сбить с толку даже опытного юриста. В моей практике к числу таких определений можно смело отнести вынесенное судьей Судебной коллегии по экономическим спорам ВС Антоновой М.К. определение от 13.12.2017 № 308-КГ17-10657 по делу № А15-2008/2016. Указанное определение, заставляет переосмыслить сложившуюся практику применения судами смягчающих обстоятельств по спорам связанным с привлечением налогоплательщиков к налоговой ответственности. В этом определении по результатам изучения истребованных материалов дела и кассационной жалобы, содержащей единственный довод о том, что суд кассационной инстанций не оценил заявление налогоплательщика об уклонении апелляционного суда от оценки довода общества о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, Антонова М.К. указала, что уменьшение судом размера взыскиваемого штрафа при наличии смягчающих ответственность обстоятельств является правом, а не обязанностью суда.

Обстоятельства этого налогового спора легко установить из содержания принятых по делу №А15-2008/2016 судебных актов. Предельно кратко они сводятся к следующему.

Межрайонная ИФНС РФ по работе с крупнейшими налогоплательщиками по Республике Дагестан (далее – налоговый орган, инспекция) провела в отношении ПАО «Дагестанская энергосбытовая компания» (далее – общество) выездную налоговую проверку по вопросу правильного исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, по результатам которой составила акт и вынесла решение о привлечении общества к налоговой ответственности. Поскольку решением УФНС по Республике Дагестан апелляционная жалоба общества на решение инспекции оставлена без удовлетворения, общество обжаловало решение налогового органа в суд.

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан требования общества частично удовлетворены, решение инспекции признано недействительным в части начисления обществу штрафа за неуплату НДС по статье 122 НК РФ и соответствующих сумм пеней, а также штрафа по статье 123 НК РФ.

Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены решения инспекции по эпизоду начисления штрафа по статье 122 НК РФ за неуплату НДС и соответствующих сумм пеней и отменил решение суда первой инстанции в этой части. При этом апелляционный суд проигнорировал доводы общества о наличии смягчающих налоговую ответственность обстоятельств, то есть, признавая законным решение инспекции в части начисления штрафа, суд не проверил правильность его исчисления с учетом доводов общества о наличии смягчающих обстоятельств.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб инспекции и общества Арбитражный суд Северо-Кавказского округа пришел к выводу, что по эпизоду начисления штрафа по статье 122 НК РФ за неуплату НДС в размере 20 537 057,8 руб. и соответствующих сумм пеней постановление суда апелляционной инстанции является обоснованным лишь частично. По этой причине окружной суд отменил постановление апелляционного суда в части отмены решения суда первой инстанции о признании недействительным решения инспекции в части начисления 14 909 761,2 руб. штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС и соответствующей пени и в отмененной части направил дело на новое рассмотрение в апелляционный суд. В остальной части кассационный суд оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Таким образом, окружной суд подтвердил правильность начисления инспекцией штрафа по статье 122 НК РФ за неуплату НДС в сумме 5 627 296,6 руб. и соответствующих сумм пеней. Примечательно, что в описательной части постановления Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отразил довод кассационной жалобы общества о том, что суд апелляционной инстанции проигнорировал доводы общества о наличии смягчающих обстоятельств. Однако от оценки указанного довода окружной суд в нарушение статей 2, 8, 286, 289 АПК РФ уклонился, в этой части кассационную жалобу общества не рассмотрел и неприменение смягчающих обстоятельств никак не мотивировал.

В поданной в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ кассационной жалобе общество заявило единственный довод о том, что о наличии смягчающих налоговую ответственность обстоятельств оно последовательно письменно заявляло в возражениях на акт проверки (эти доводы инспекция проигнорировала и при назначении штрафа смягчающие обстоятельства не учла), в поданном в суд заявлении (эти доводы суд первой инстанции правомерно не стал проверять, так как отменил штраф по данному эпизоду полностью), в отзыве на апелляционную жалобу инспекции и в кассационной жалобе (как указано выше, суды второй и третьей инстанций эти доводы проигнорировали и при проверке соразмерности размера примененной к обществу санкции совершенному налоговому правонарушению наличие смягчающих обстоятельств не учли).

Отказывая в передаче кассационной жалобы общества для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ судья Антонова М.К. дословно указала следующее: «…Вопрос снижения налоговых санкций связан с оценкой доказательств по делу и входит в компетенцию судов первой и апелляционной инстанций, которые применительно к указанному правонарушению не усмотрели наличия к тому правовых и фактических оснований. Кроме того, уменьшение судом размера взыскиваемого штрафа в соответствии со статьями 112, 114 Налогового кодекса при наличии смягчающих ответственность обстоятельств является правом, а не обязанностью суда, как ошибочно полагает налогоплательщик».

Осмысление приведенного пассажа порождает несколько вопросов к Верховному Суду.

Предельно кратко они сводятся к следующему.

4. Наличие у подсудимого малолетних детей

Уменьшить вину подсудимого это может далеко не всегда.

Так, если виновный из-за неисполнения обязанностей по воспитанию детей был лишен родительских прав, а тем более совершил противоправные действия против детей, в том числе усыновленных, ни о каком смягчении уголовной ответственности речи вестись не будет.

Если же суд установит, что виновный активно участвовал в воспитании детей, материально их обеспечивал, проявлял себя как примерный родитель, этот факт будет признан смягчающим обстоятельством. Соответственно, осужденный получит более мягкое наказание.

Будет засчитано в качестве смягчающего если воля подсудимого была неправомерно подавлена.

Оказание помощи потерпевшему

Когда совершивший незаконное деяние человек, предпринял попытки возместить причиненный ущерб, оказать необходимую медицинскую помощь, не допустить развитие серьезных последствий для пострадавшего, подобные действия будут иметь смягчающий характер.

Справки о благосостоянии злоумышленника и его высоких доходах.

Смягчающие обстоятельства по уголовному делу

Смягчающие обстоятельства по уголовным делам учитываются при назначении судом наказания. Некоторые из них (например, явка с повинной) автоматически снижают порог максимального наказания. Но в большинстве своем смягчающие обстоятельства по уголовному делу позволяют рассчитывать на уменьшение размера или назначение более мягкого наказания в тех пределах, которые суд посчитает адекватными и справедливыми.

Те, что не указаны, также могут быть признаны смягчающими наказание, но уже на усмотрение суда.

Всё об уголовных делах

В таком случае, применяются.

Какие есть в уголовном праве обстоятельства, смягчающие наказание?

Некоторые преступные деяния случаются при таких обстоятельствах, которые позволяют смягчить размер или срок наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Например, для преступлений небольшой и средней тяжести предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Но для лиц, совершивших преступления большей тяжести, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не подойдет.

Тем не менее, ряд обстоятельств, при которых совершалось преступление, позволяет применить к осужденным более мягкое наказание.

А что касается смягчающих обстоятельств, то суд рассматривает их в каждом конкретном случае.

Обстоятельства, смягчающие наказание, не указанные в законе

Дядькин Д.С., заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Сургутского государственного университета, доцент, кандидат юридических наук.

Наряду с обстоятельствами, указанными в законе, суды достаточно интенсивно применяют обстоятельства, смягчающие наказание, не указанные в законе. Подобное возможно благодаря правилу ч. 2 ст. 61 УК РФ, призванному обеспечивать соблюдение принципов справедливости и индивидуализации наказания. Например, В.С. Минская по этому поводу отмечает, что “как бы мы ни пытались продлить имеющийся в законе перечень смягчающих обстоятельств, он никогда не может стать исчерпывающим, так как сочетания определенных признаков конкретного преступления, личности виновного и других обстоятельств настолько индивидуальны, специфичны и вместе с тем многообразны, что их невозможно вписать в определенную схему” . В то же время по некоторым уголовным делам можно столкнуться с ситуацией, когда отдельные смягчающие обстоятельства вызывают сомнения. Именно поэтому упомянутая позиция представляется нам не совсем верной. Действительно, описать всю совокупность отдельных конкретных факторов немыслимо, но “вписать их в определенную схему” не только возможно, но и необходимо. Связано это прежде всего с тем, что существующее в настоящее время положение дел характеризуется полным отсутствием каких-либо правил отнесения конкретного фактора к обстоятельствам, смягчающим наказание, что нередко приводит к ошибкам в учете последних.

Минская В.С. Роль смягчающих ответственность обстоятельств в индивидуализации уголовной ответственности // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. М., 1981. С. 114.

Правомерна только такая практика, когда смягчающими признаются те обстоятельства, которые связаны с общественной опасностью объектов назначения наказания. Для этого суд должен решить вопрос о влиянии конкретного фактора либо на общественную опасность преступления, либо на общественную опасность личности виновного, а также определить степень данного влияния. Оценивать факторы необходимо по тем же правилам, что предусмотрены для оценки обстоятельств, смягчающих наказание, закрепленных в законе, в зависимости от того, на общественную опасность какого объекта назначения наказания они влияют. Подобное решение проблемы позволит вписывать любые различающиеся по внутреннему содержанию факторы в единую схему смягчающих наказание обстоятельств либо их относить к характеристикам общественной опасности личности виновного.

Обобщение судебной практики показывает, что в приговорах обстоятельства, смягчающие наказание, не указанные в законе, встречаются в несколько раз чаще, чем обстоятельства, в законе указанные (в отношении примерно 4:1). Этот факт актуализирует проблему теоретико-правового анализа существа данных обстоятельств и объективизации правил их практического применения. Решение данной задачи требует отдельного рассмотрения большинства непосредственных факторов, относящихся к обстоятельствам, смягчающим наказание, не указанным в законе, встречающихся в приговорах судов, а также их отнесения к тому или иному виду общей классификации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Первое из них – “положительные характеристики личности виновного по месту его жительства, работы или учебы” – встречается примерно в 22% от общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе . Столь частое использование данного обстоятельства вполне понятно, поскольку положительная характеристика личности виновного, связанная с его отношением к труду, обучению и обществу, является одним из наиболее значимых факторов, влияющих на решение вопроса о социально полезной направленности ее жизнедеятельности, о ее общественной опасности, а значит, и о мере уголовного наказания, соответствующей содеянному данным лицом. Однако зададимся вопросом: могут ли подобные характеристики без учета других признаков, характеризующих личность виновного, дать точный ответ на вопрос о ее общественной опасности? Представляется, что нет. Ответ на поставленный вопрос, полученный на основе только характеристик личности, будет носить лишь вероятностный характер. Это означает, что оценка данного обстоятельства возможна только в совокупности с другими характеристиками личности виновного. Именно поэтому законодатель предусмотрел отдельное общее начало, оказывающее влияние на меру наказания, – личность виновного. Следовательно, характеристики личности виновного по месту его жительства, работы или учебы не могут быть обстоятельствами, смягчающими наказание, но в обязательном порядке должны учитываться и оказывать влияние на меру наказания в качестве признаков, характеризующих общественную опасность личности виновного.

Читайте также:  Могут обязать заплатить повышенный налог за продажу квартиру?

Здесь и далее указаны данные, полученные в результате изучения уголовных дел, рассмотренных судами Ханты-Мансийского автономного округа, за 2000 – 2006 гг.

“Ранее не судим, к уголовной ответственности не привлекался” (“первая судимость”, “совершение преступления впервые”). Данное смягчающее обстоятельство встречается в 21% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Здесь суд признает смягчающим наказание обстоятельством лишь одно из трех условий, образующих смягчающее обстоятельство, указанное в п. “а” ч. 1 ст. 61 УК РФ. С позиции социальной справедливости правомерность учета только такого фактора, как “ранее не судим”, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, вызывает у нас сомнение. Тот факт, что человек совершил преступление впервые, еще не свидетельствует о случайности произошедшего и о положительной направленности жизнедеятельности виновного в будущем. Даже самые опасные преступники, серийный убийца, насильник, профессиональный вор когда-то совершили свое первое преступление, за которое суд им, вероятно, назначил наказание со смягчением именно в силу данного обстоятельства. Еще в 1980 г. Г.З. Анашкин отмечал, что совершение преступления впервые может быть признано обстоятельством, смягчающим ответственность, если преступление было совершено вследствие случайного стечения обстоятельств и не представляло большой общественной опасности . Это означает, что рассматриваемое обстоятельство представляет собой лишь одну из характеристик личности виновного и должно учитываться в рамках именно этого общего начала назначения наказания.

Анашкин Г.З. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность // Советская юстиция. 1980. N 16. С. 23.

“Чистосердечное раскаяние и признание вины” встречается примерно в 16% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Столь значительная частота использования подобной формулировки объясняется длительностью существования в уголовном законодательстве нашей страны такого смягчающего наказание обстоятельства, как “чистосердечное раскаяние или явка с повинной, а также активное способствование раскрытию преступления” (п. 9 ст. 38 УК РСФСР). Чистосердечное раскаяние в правовой литературе трактовалось как “определенное психическое состояние, когда человек осознает недопустимость совершенного, понимает степень своей ответственности, готов не только понести наказание за содеянное, но и принять меры к восстановлению нанесенного ущерба или побудить к этому других лиц” . В настоящий момент аналог данного обстоятельства предусмотрен п. “и” ч. 1 ст. 61 УК РФ, который содержит конкретный перечень действий, свидетельствующих не о словесном, а именно о деятельном раскаянии виновного лица. Наличие закрепленного в законе обстоятельства, которое обеспечивает точное определение степени снижения общественной опасности личности виновного, позволяет утверждать, что необходимо применять именно его. Подмена закрепленного в законе обстоятельства иным, менее удачным, а порой и дающим ошибочный результат критерием недопустима. Чистосердечное раскаяние и признание вины при отсутствии конкретных фактов деятельного раскаяния, скажем явки с повинной или способствования раскрытию преступления, не могут свидетельствовать о достаточном снижении степени общественной опасности личности виновного. В итоге учет фактора “чистосердечное раскаяние и признание вины” в качестве смягчающего обстоятельства противоречит принципу назначения справедливого, соразмерного преступному поведению наказания и нормам уголовного закона.

Анпилогова В.Г. Чистосердечное раскаяние или явка с повинной как обстоятельство, смягчающее ответственность // Труды ВШ МВД СССР. Вып. 24. М., 1969. С. 116.

“Тяжелая болезнь виновного” (состояние здоровья виновного) встречается примерно в 10% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Иногда данное обстоятельство действительно может свидетельствовать об изменении общественной опасности личности. Однако данный фактор прежде всего является одной из основных характеристик психофизического состояния личности, а поэтому должен учитываться не в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, а в качестве характеристики личности, т.е. в качестве отдельного общего начала назначения наказания.

Указание на такое смягчающее наказание обстоятельство, как “наличие иждивенцев”, встречается примерно в 8% от общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. В уголовном законе указано несколько иное обстоятельство, смягчающее наказание, – “наличие малолетних детей у виновного” (п. “г” ч. 1 ст. 61 УК РФ). Однако указанные понятия не тождественны между собой, первое из них (наличие иждивенцев) более широкое и включает в себя второе (наличие малолетних детей). Малолетство иждивенцев всегда влечет смягчение наказания виновному, тогда как наличие у него на иждивении лиц других категорий не является безусловным обстоятельством для смягчения наказания.

“Отсутствие тяжких последствий” или “отсутствие ущерба по делу” также встречается примерно в 8% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Установление таких обстоятельств в качестве смягчающих наказание считаем возможным лишь в строго определенных ситуациях. Это связано прежде всего с тем, что отсутствие тяжких последствий или ущерба может быть обусловлено действиями лица, направленными на предотвращение таких последствий. В таком случае действия виновного лица необходимо рассматривать в контексте такого смягчающего наказание обстоятельства, как “оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему” (п. “к” ч. 1 ст. 61 УК РФ).

В тех случаях, когда сам по себе факт отсутствия тяжких последствий никак не зависит от воли виновного лица, т.е. когда оно предприняло все действия для наступления последствий, но они не наступили, необходимо принимать решение на основе следующих положений. Объективные и субъективные основания для смягчения наказания имеют место лишь в том случае, если причиненный вред существенно меньше предусмотренного диспозицией соответствующей статьи Особенной части УК РФ. Например, при умысле на убийство виновному не удалось достичь желаемого преступного результата, и он причинил потерпевшему лишь легкий или средней тяжести вред здоровью. Только в этом случае возможно смягчение наказания. В остальных случаях, когда вред причиняется в пределах, соответствующих объекту состава преступления, учет фактически причиненного вреда происходит в процессе дифференциации наказания, а не его индивидуализации. Более того, следует учитывать существование специального положения, касающегося назначения наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ), которое предусматривает формализованные пределы минимизации меры наказания. Следует отметить еще один недостаток, присущий данному обстоятельству, – название не в полной мере отражает его сущность. Считаем более правильным при применении рассматриваемого смягчающего наказание обстоятельства указывать на причинение незначительного (минимального) вреда либо отсутствие причинения вреда потерпевшему.

“Занятие виновного общественно полезным трудом” встречается примерно в 5% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Как и большинство ранее рассмотренных обстоятельств, характеризующих личность виновного, данный фактор не может самостоятельно оказывать влияние на общественную опасность лица. Более того, в определенных случаях занятие той или иной деятельностью является конструктивным признаком состава преступления либо обстоятельством, отягчающим ответственность (квалификацию или наказание) (например, получения взятки (ст. 290 УК РФ), присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ)). Данный фактор характеризует социально-правовую сторону личности виновного и должен учитываться в качестве одной из совокупных характеристик, влияющих на степень общественной опасности личности.

“Пассивная роль виновного в преступлении, совершенном в соучастии”, встречается примерно в 3% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Данный фактор является “противовесом” такому отягчающему наказание обстоятельству, как “особо активная роль в совершении преступления” (п. “г” ч. 1 ст. 63 УК РФ). Анализ судебной практики показывает, что высшая судебная инстанция нередко оперирует данными понятиями при определении объема уголовной ответственности соучастников . Отнесение виновного лица к активному или пассивному типу зависит главным образом от субъективного отношения соучастника к содеянному, от его личной заинтересованности в деянии, инициативности, настойчивости, активности в выполнении своей роли. В том случае, если роль виновного в преступлении была пассивной, т.е. лицо не предпринимало активных действий, направленных на достижение преступного результата, не имело личной заинтересованности в исходе дела, находилось под влиянием других соучастников преступления, не проявляло инициативы, суд при назначении наказания должен учесть данное обстоятельство в качестве смягчающего.

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. N 4. С. 27; 1986. N 3. С. 15.

Указание на “возраст, граничащий с несовершеннолетием” (возраст от 19 до 21 года) встречается примерно в 2% общего числа случаев учета обстоятельств, не указанных в законе. Принимать во внимание указанный фактор без одновременной оценки других характеризующих личность признаков недопустимо, поскольку, взятый в отдельности, он не дает достоверной информации о снижении опасности лица. Это положение позволяет нам утверждать, что учет данного фактора как отдельного самостоятельного смягчающего наказание обстоятельства невозможен.

Встречаются ссылки и на некоторые другие факторы, составляющие примерно 5% общего числа учтенных смягчающих наказание обстоятельств, не указанных в законе. Например, “преклонный возраст виновного лица”, “участие в боевых действиях в Чеченской Республике”, “является инвалидом Чеченской войны”, “имеет боевые награды”, “возмещение вреда, причиненного преступлением”, “удовлетворительная характеристика”, “просьба потерпевшего строго не наказывать”, “небольшая тяжесть преступления”, “преступление не было окончено”, “проявление в прошлом высоких морально-волевых качеств при выполнении общественного и служебного долга”, “заслуги перед Отечеством”, “успешное выполнение ответственных заданий” и т.п. Полагаем, что вышеперечисленные факторы, пожалуй, за исключением такого, как “просьба потерпевшего строго не наказывать”, сами по себе не могут выступать в качестве смягчающих наказание обстоятельств. Причина здесь та же, что и в случае с рассматривавшимися выше наиболее распространенными в судебной практике смягчающими наказание факторами, – сами по себе они не могут достоверно свидетельствовать о понижении общественной опасности личности виновного или им содеянного. Поэтому учет перечисленных факторов в качестве смягчающих наказание обстоятельств, не указанных в законе, возможен только в сугубо исключительных случаях (когда они действительно представляют собой не только признаки, задающие ту или иную направленность жизнедеятельности личности или в целом свойства общественной опасности преступного деяния). Для установления исключительности данных факторов и признания их обстоятельствами, смягчающими наказание, необходимо положительно ответить на следующий вопрос, снижает ли существенно данный фактор сам по себе общественную опасность соответствующего ему объекта назначения наказания, т.е. следует констатировать, что учета названных факторов только в качестве признака объекта назначения наказания явно недостаточно.

По окончании исследования указанных выше обстоятельств сделаем несколько итоговых выводов. Во-первых, обобщение судебной практики показывает, что наиболее распространенными факторами, устанавливаемыми судами в качестве смягчающих наказание обстоятельств, являются: 1) отдельные составляющие указанных в законе смягчающих обстоятельств; 2) отдельные свойства личности, характеризующие ее общественную опасность. Во-вторых, смягчение наказания в силу наличия отдельных составляющих указанных в законе смягчающих обстоятельств должно носить ярко выраженный исключительный характер, поскольку законодатель прямо указывает в законе: наличия лишь одного из указанных обстоятельств недостаточно для безусловного смягчения наказания. К сожалению, на практике ситуация совершенно иная. В-третьих, анализ всех смягчающих наказание обстоятельств, не указанных в законе, но в то же время учитываемых судом при назначении наказания, позволяет сделать вывод, что большинство из них характеризует общественную опасность личности виновного. Они составляют порядка 97% общего числа всех учитываемых судом смягчающих наказание обстоятельств, не указанных в законе. В-четвертых, практически все указанные в предыдущем выводе факторы, сами по себе не могут представлять собой смягчающие наказание обстоятельства, не указанные в законе, а поэтому и их применение судами в большинстве случаев неправомерно.

Только в этом случае возможно смягчение наказания.

Беременность и наличие малолетних детей

Беременность считается смягчающим обстоятельством, так как женщинам в этот период свойственно уязвимое состояние психики, которое сопровождается повышенным уровнем чувствительности, вспыльчивостью, раздражительностью, нервозностью и т.д.

Тем не менее, преступление хоть в какой-то мере должно быть обусловлено особенностями положения. Если содеянное преступление вызвано постоянным ходом развития виновной личности, что не связано с беременностью, то нет обстоятельств для смягчения наказания.

Наличие малолетних детей как обстоятельство для смягчения было впервые обозначено в УК РФ в 1996 Судом признается как смягчение наказания тот факт, что у виновного не только имеются малолетние дети, но и проблемы с материальным содержанием и воспитанием.

Это означает, что совершенному противоправное деяние свойственны черты характера, показывающие его с положительной стороны, свидетельствуют о его пониженной опасности в обществе.

К примеру, мать с малолетним ребенком, особенно мать-одиночка, нуждающаяся в поддержке от государства, повлечет за собой страдания для ребенка в случае лишения свободы.

Также инвалидность, как фактор для смягчения, предопределяет отдельный подход законодателя по отношению к данной категории лиц к вопросу назначения наказания.

Жизненные обстоятельства, вызывающие раздражение или стресс увольнение, развод.

Найти смягчающие обстоятельства. Легко

Почти любая ошибка в учете приводит к сокрытию прибыли. Так уж устроено наше законодательство. Но даже если налоговая обнаружила недочеты и «приговорила» фирму к уплате штрафа, не все еще потеряно. Возможно, фирма «найдет» документы, подтверждающие смягчающие обстоятельства. Это поможет значительно уменьшить сумму, которую придется отдать бюджету.

Снизить сумму назначенного инспекцией штрафа может только суд. И ему же дано право признавать любые факты как смягчающие ответственность (подп. 3 п. 1 ст. 112 НК). Поэтому задача фирмы – убедить судей в наличии подобных обстоятельств. Для этого можно воспользоваться приведенными ниже стандартными схемами.

Читайте также:  Исковое заявление о взыскании алиментов на содержание родителя: образец 2020

Схема 1. Показываем тяжелое финансовое положение

Большинство фирм старается не показывать прибыли. Такие организации могут пожаловаться на «тяжелое финансовое положение». Для этого нужно подготовить для суда подтверждающие документы: баланс, отчет о прибылях и убытках.

Именно так поступило ЗАО «Транском». По результатам налоговой проверки этой фирме начислили штраф в размере 91 529 рублей. В суде фирма представила справку из районной инспекции о действующих расчетных счетах и выписку из банка, которая подтвердила отсутствие денег. Судьи снизили сумму штрафа до 20 тысяч рублей (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11 января 2005 г. № Ф08-6273/2004-2406А).

Если с организацией своевременно не рассчитались покупатели и поэтому ей нечем заплатить налоги, поступите следующим образом. Принесите в суд справку о дебиторско-кредиторской задолженности, выписку по счету или справку банка о наличии картотеки. Обратите внимание: подтверждающие документы должны быть актуальны на момент заседания суда по вашему делу.

Схема 2. Принимаем меры

Попробуйте продемонстрировать, что вы предпринимаете все возможные меры, чтобы уплатить текущие налоги и погасить недоимку прошлых лет. Перечень мер ограничен только вашей фантазией. Например, можно попросить взаймы у банка, партнеров или даже сотрудников для уплаты налогов. Лучше если кто-нибудь все же одолжит деньги, и фирма погасит часть долга.

Для подтверждения «намерений» понадобятся запросы и договоры займа. Пригодится и выписка по счету, из которой видно, что полученная по договору займа сумма направлена на уплату налогов. Для расшифровки можно приложить и платежные поручения.

Так ООО «Севергазпром» за недоплату налогов оштрафовали на 18 миллионов рублей. Фирма взяла заем и погасила задолженность по налогам в тот же день. Суд снизил штраф до девяти миллионов рублей (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 9 января 2004 г. № А29-4332/2002А).

Схема 3. Играем на незначительности

Спасти фирму может и так называемая незначительность. Она бывает двух видов:

  • незначительный срок пропуска;
  • незначительность вредных последствий.

Незначительный срок пропуска подачи декларации виден на самой декларации (на штампе есть дата приема). Судебная практика показывает, что срок признают незначительным в рамках от 1 до 10 дней. Однако бывают другие обстоятельства, которые позволяют счесть незначительными и большие сроки. Например, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа счел незначительным срок пропуска на 18 дней, поскольку у фирмы 25 обособленных подразделений и необходимые документы к назначенному сроку не успели собрать (постановление от 13 мая 2005 г. № Ф04-2872/2005(11151-А75-18)).

Незначительность вредных последствий суды, как правило, учитывают в совокупности с незначительным сроком пропуска или незначительной суммой недоплаты налога (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 октября 2003 г. № Ф04/5442-953/ А75-2003). Чтобы показать незначительность недоимки, попробуйте обратить внимание суда на размер доплаты в общей сумме заплаченного налога.

Схема 4. Добровольно доплачиваем налог

Если вы согласны с допущенными в налоговом учете ошибками, но сумму штрафа считаете сильно завышенной, поступите так. Побыстрее доплатите налог и пени – их все равно придется платить. Тогда сумму штрафа можно попытаться оспорить в суде. Для этого предоставьте оплаченное требование об уплате налогов и выписку с расчетного счета.

Это помогло ЗАО «Санкт-Петербургский Телепорт». За неполную уплату налогов инспекция просила суд взыскать с организации 2 858 533 рублей. Фирма уплатила недоимку и пени в течение двух дней. Суд снизил штраф до 100 тысяч рублей (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 мая 2005 г. № А56-36003/03).

Нестандартные схемы

Как бы удивительно для нашей действительности это не звучало, но порой суд принимает в качестве смягчающих обстоятельств:

  • искреннее раскаяние (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 6 мая 2004 г. № А39-4252/ 2003-153/1);
  • длительные праздники (постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 ноября 2001 г. № 4140);
  • сохранение в тайне сведений о кадровом составе (постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 января 2004 г. № А21-5634/ 03-С1);
  • отсутствие компьютера (постановление ФАС Дальневосточного округа от 23 марта 2005 г. № Ф03-А73/05-2/187);
  • арифметическую ошибку (постановление ФАС Уральского округа от 17 марта 2005 г. № Ф09-813/ 05-АК).

Оптом – надежней!

Лучше всего, если суд установит наличие нескольких смягчающих обстоятельств, например: тяжелое материальное положение налогоплательщика, несоразмерность штрафа совершенному правонарушению. Если налоговая докажет, что одно из них недействительно, – останутся другие.

Наличие нескольких обстоятельств выручило одно из акционерных обществ. Налоговая инспекция доказывала в суде, что тяжелого материального положения у фирмы нет – в балансе указана значительная сумма прибыли. Однако суд постановил, что тяжелое материальное положение – не единственное смягчающее обстоятельство. А доказать, что подобное нарушение фирма совершила не впервые, налоговая не смогла. Поэтому сумма штрафа снижена правильно (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 июня 2005 г. № А43-1504/ 2005-34-71).

Пеня – не штрафная санкция

Возможность снижения пени по неуплаченным или недоплаченным налогам в Налоговом кодексе не рассмотрена. По мнению судей, пени – это своеобразная гарантия уплаты налогов и сборов в бюджет. И платит их фирма лишь за то, что перечисляет налоги позднее указанного в законе срока. Так что пеня «не является мерой налоговой ответственности» (п. 18 постановления ВАС от 11 июня 1999 г. № 9). Поэтому когда суд снимает ответственность за нарушение, то освобождает организацию только от штрафов.

Снижаем административный штраф

Снизить штрафы для фирмы, конечно, хорошо. Но и самому бухгалтеру не хочется «вешать» на себя административную ответственность. Тем более когда директор заявляет, что он налоги не скрывал и штраф платить не будет.

Пункт 2 статьи 4.2 Кодекса об административных правонарушениях позволяет суду или уполномоченному признавать смягчающими любые обстоятельства. Однако все, что зависит от главбуха или директора, не будет смягчать вину: командировка, отпуск, учеба – эти обстоятельства можно предусмотреть заранее.

Судебная практика показывает: главбухов и руководителей спасают оправдания, схожие с вышеописанными «схемами» для фирм. Это могут быть тяжелое материальное положение, малозначительность нарушения, искреннее раскаяние, выход из строя компьютера. Кроме того, штраф обязаны снизить, если провинилась беременная женщина или мать малолетнего ребенка (подп. 5 п. 1 ст. 4.2 КоАП).

Если вы намерены добиваться снижения штрафа, следует помнить: штраф снижают лишь до минимального предела, установленного кодексом (п. 1 ст. 4.1 КоАП). Просить назначить штраф ниже этого уровня – бессмысленно. Апелляционная инстанция такую просьбу не удовлетворит.

Так что пеня не является мерой налоговой ответственности п.

Назначение наказания при смягчающих обстоятельствах

Если при принятии решения суд принял во внимание смягчающие обстоятельства, то назначаемого наказание не может превышать 2/3 от самого строго наказания по данной статье, либо максимального срока.

В приговоре обязательным является указание на это обстоятельство, с объяснением, почему его приняли во внимание.

Прочие смягчающие обстоятельства

Тяжелая финансовая ситуация в компании – далеко не единственная причина, на которую можно сослаться для смягчения наказания. Исходя из анализа судебной практики, приведем другие обстоятельства, которые принимаются во внимание при снижении размера санкций.

Так, добиться снижения суммы штрафа за неуплату (не полную уплату) налога помогут следующие смягчающие обстоятельства:

  1. совершение налогового нарушения впервые (постановления АС Северо-Кавказского округа от 22.04.2019 № Ф08-2349/2019, Уральского округа от 04.12.2018 № Ф09-6911/2018).
  2. самостоятельная уплата доначисленного налога до вступления в силу решения инспекции (постановление АС Поволжского округа от 17.10.2018 № Ф06-38650/2018).
  3. наличие постоянной переплаты по другим налогам (постановление АС Поволжского округа от 19.01.2018 № Ф06-28304/2017).
  4. несоразмерность санкций тяжести совершенного правонарушения (решение АС Волго-Вятского округа от 24.07.2017 № Ф01-6599/2017, постановление АС Поволжского округа от 21.02.2019 № Ф06-43969/2019).
  5. незначительный период просрочки, то есть перечисление налога в течение незначительного количества дней после установленного срока (определение Верховного суда РФ от 15.08.2018 № 305-КГ18-11273, постановление АС Северо-Кавказского округа от 24.05.2017 № А32-29931/2015).
  6. уточнения в декларациях за проверяемый налоговиками период, которые были сделаны компанией до начала выездной проверки (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2012 № А45-23284/2011).
  7. ведение социально значимой деятельности (решение АС Волго-Вятского округа от 24.07.2017 № Ф01-6599/2017, постановление АС Северо-Кавказского округа от 16.06.2017 № А63-10702/2015).
  8. отсутствие умысла при совершении правонарушения (постановление АС Северо-Западного округа от 23.08.2018 № Ф07-5696/2018).
  9. доплата налога через несколько дней после представления «уточненки» (постановление АС Московского округа от 06.03.2017 № Ф05-4793/2016).
  10. ведение благотворительной деятельности (постановление АС Московского округа от 18.04.2018 №№ Ф05-2087/2018, АС Западно-Сибирского округа от 23.08.2018 № Ф04-3583/2018).

Штраф может быть наложен и за другие правонарушения, например за несвоевременную сдачу налоговой отчетности или запрошенных инспекцией документов. В этом случае в зависимости от ситуации можно также привести следующие доводы для снижения штрафа:

  1. незначительное нарушение срока подачи декларации или документов (постановление АС Поволжского округа от 04.02.2016 № Ф06-4544/2015).
  2. тяжелое состояние здоровья главного бухгалтера и неукомплектованность кадрами бухгалтерии, вследствие чего не было возможности подготовить все документы в срок (постановление ФАС Центрального округа от 21.05.2012 № А48-3647/2011).
  3. большой объем запрошенных документов (информации), а также оперативное информирование о невозможности представления документов в кратчайшие сроки (постановление АС Московского округа от 17.05.2018 №№ Ф05-5771/2018).

В НК РФ написано, что размер штрафа снижают, даже если установлено всего одно смягчающее обстоятельство. Однако на деле, чем большее количество обстоятельств будет заявлено, тем больше вероятность снижения размера наказания.

При этом далеко не всегда судами учитываются перечисленные выше обстоятельства. Примеров отрицательных судебных решений также достаточно.

В качестве доказательства приведем постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.08.2018 № Ф05-7824/2018. В нем суд не согласился снизить размер штрафа, несмотря на то, что компания привела несколько смягчающих обстоятельств (совершение нарушения впервые, наличие переплаты по налогам, отсутствие умысла на совершение правонарушения и добросовестность действий по применению льготного налогообложения, ведение благотворительной деятельности, социальную направленность деятельности).

Все это говорит о том, что в каждом конкретном споре нельзя заранее предвидеть, какое решение будет вынесено судом.

Кстати, наличие отягчающих обстоятельств не должно мешать применению смягчающих обстоятельств (постановления АС Поволжского округа от 21.02.2019 № Ф06-43969/2019, Центрального округа от 05.07.2018 № Ф10-2324/2018).

Примеров отрицательных судебных решений также достаточно.

Право на защиту и смягчающие обстоятельства: обзор практики Мосгорсуда

Вадима Казакова* осудили на 3,5 года колонии по трем эпизодам грабежа. При этом Бутырский районный суд Москвы назначил наказание с учетом мнения потерпевшей. Президиум Мосгорсуда поправил это решение, исключил из него ссылку на мнение потерпевшей и смягчил наказание до 1 года 9 месяцев лишения свободы.

Марина Статова* повздорила со своим мужем и нанесла ему удар ножом, от которого тот упал на пол. Испуганная женщина позвонила в скорую помощь, а также сообщила о произошедшем полиции. Мужчина скончался, поэтому Чертановский райсуд Москвы приговорил Статову к семи годам колонии общего режима. При этом суд проигнорировал возможность признания добровольного сообщения о преступлении в качестве смягчающего обстоятельства. Это сделал Президиум Мосгорсуда, который уменьшил срок лишения свободы до 6,5 лет.

Валерий Чепчугов* стал жертвой преступления. Он хотел задержать злоумышленника и передать его сотрудникам полиции, но случайно убил. Суд первой инстанции квалифицировал деяние как умышленное убийство, совершённое на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, и посадил Чепчугова в тюрьму на восемь лет. Мосгорсуд поправил приговор, оценил действия мужчины как убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица (ч. 2 ст. 108 УК) и смягчил обвиняемому наказание. Вместо реального срока ему назначено ограничение свободы на 2,5 года с наложением определенных ограничений.

Владимир Карапузов* совершил грабеж, за что Чертановский райсуд Москвы приговорил его к 1 году и 8 месяцам колонии общего режима. Суд при вынесении приговора не принял во внимание, что осужденный еще на стадии дознания добровольно возместил потерпевшим имущественный ущерб и моральный вред, что подтверждается расписками потерпевших. В связи с этим Президиум Мосгорсуда “скостил” тюремный срок Карапузова на два месяца.

Зюзинский районный суд Москвы приговорил Антона Жиркова* к тюремному сроку. При этом осужденного даже не известили надлежащим образом о дате, времени и месте судебных заседаний. При этом суд не предпринял каких-либо иных мер для установления места нахождения мужчины и его вызова в судебное заседание. Также в нарушение требований закона в материале отсутствовало постановление о назначении судебного заседания. В связи с этим Президиум Мосгорсуда направил дело Жиркова на новое рассмотрение.

В ноябре 2012 года суд приговорил Алексея Карасева* к условному сроку по преступлению средней тяжести. В течение испытательного срока он совершил новое преступление, решение по которому было оглашено 27 апреля 2015 года – то есть спустя всего три дня после объявления амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне. Таким образом, Карасев должен был быть амнистирован по первому совершенному преступлению, однако суд при назначении наказания этого не учел. Президиум Мосгорсуда исправил приговор, исключив из него указание об отмене условного осуждения.

Железнодорожный районный суд города Ростова-на-Дону 12 марта 2014 года вынес приговор Павлу Безбородому*. А 6 октября того же года Перовский райсуд Москвы признал его виновным по другому делу и учел в качестве отягчающего обстоятельства рецидив. Однако на момент вынесения второго приговора первый еще не вступил в законную силу – а значит, у суда не было оснований признавать Безбородого рецидивистом. На основании этого Президиум Мосгорсуда смягчил наказание осужденному.

Читайте также:  Что такое долевое строительство в 2020 году? Страхование и защита дольщиков

После задержания Сергей Добрынин* добровольно указал сотрудникам полиции место хранения пакета с содержимым для изготовления наркотических средств, которые приготавливал самостоятельно. Однако суд не учел это обстоятельство в качестве смягчающего. Президиум Мосгорсуда указал, что мужчина активно способствовал раскрытию преступления, и сократил срок его тюремного заключения.

Тимирязевский районный суд Москвы признал Владимира Ракова* виновным в крупной краже. Однако при этом суд не обсудил вопрос об изменении категории преступления на менее тяжкую и не отразил в описательно-мотивировочной части приговора принятое решение. Мосгорсуд счел это нарушение достаточным для того, чтобы направить дело на новое рассмотрение.

Трое злоумышленников совершили кражу. Хорошевский райсуд Москвы своим приговором разрешил гражданский иск и постановил взыскать с осужденных в пользу потерпевших в счёт компенсации морального вреда в солидарном порядке 10 000 руб. Однако, устанавливая солидарную ответственность по возмещению морального вреда, суд не принял во внимание, что в случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит выплате в долевом порядке с учётом вины каждого. Кроме того, суд также не указал мотивы, по которым принял решение о размере взыскания компенсации с каждого осуждённого. В связи с этим Президиум Мосгорсуда отправил дело на новое рассмотрение.

Владимир Синицин*, адвокат по назначению, осуществлял защиту Максима Носова* в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. При этом тот же адвокат представлял интересы Валентины Петровой*, которая давала показания, противоречащие показаниям Носова. Президиум Мосгорсуда усмотрел в этом нарушение права Носова на защиту и отменил приговор по делу, направив его обратно в прокуратуру.

Замоскворецкий районный суд Москвы удовлетворил ходатайство о выдаче разрешения на проведение оперативно-розыскного мероприятия “наведение справок” по операциям и счетам ряда юридических лиц. При этом суд выдал разрешение на получение в отношении этих юрлиц гораздо более объёмной и детальной информации, включая сведения, которые в заявленном ходатайстве не упоминались. Кроме того, суд не обратил внимание, что следователи в своем ходатайстве даже не указали признаки совершенных преступлений. При таких нарушениях Президиум Мосгорсуда отменил постановление суда и направил вопрос на новое рассмотрение.

Вадим Вагитов* стал виновником “смертельного” ДТП. Лефортовский райсуд Москвы, вынося мужчине приговор, разрешил также и гражданский иск родственницы погибшего и взыскал с осужденного в счет возмещения расходов на погребение 34 145 руб., а в счет возмещения морального вреда – 1,5 млн руб. Однако суд не учел, что в материалах дела имеется полис ОСАГО на водителя. А в случае причинения вреда при использовании транспортного средства, обязанность по возмещению расходов на погребение лицам, понесшим эти расходы, по договору ОСАГО в определенных законом пределах возлагается на страховщика. В связи с этим Мосгорсуд направил на новое рассмотрение вопрос о возмещении расходов на похороны.

В ходе судебного заседания Евгений Павлов*, обвиняемый, поддержал ранее заявленное ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, однако в последнем слове вину в совершении инкриминируемых преступлений фактически не признал, ссылаясь на неосторожный характер своих действий. А поскольку особый порядок подразумевает признание вины, то Черемушкинский районный суд Москвы не мог рассматривать дело в особом порядке. Президиум Мосгорсуда счел это нарушение достаточным для того, чтобы направить дело на новое рассмотрение.

Защиту подсудимых Вадима Лесного* и Виктора Степного* в судебных заседаниях осуществляли разные адвокаты по назначению. При этом ни в одном судебном заседании не выяснялось мнение подсудимых о замене защитников. Кроме того, адвокаты даже не ознакомились с материалами дела. Суд также не принял во внимание, что на протяжении всего судебного разбирательства осужденные отрицали свою причастность к преступлениям, а их защитники, выступая в прениях, просили суд строго не наказывать подсудимых, то есть фактически заняли позицию вопреки воле своих доверителей. Президиум Мосгорсуда усмотрел в этом нарушение права осужденных на защиту и направил дело на новое рассмотрение в Тверской районный суд Москвы.

Полный текст обзора судебной практики по уголовным делам кассационной инстанции Московского городского суда за 2017 год доступен по ссылке.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

При этом Бутырский районный суд Москвы назначил наказание с учетом мнения потерпевшей.

Снижение штрафа: разбираемся, что суды считают смягчающими обстоятельствами

Нередко проверки налоговиков или внебюджетных фондов закачиваются штрафом. Однако его сумму можно попытаться уменьшить, если есть смягчающие обстоятельства. Применить их могут как проверяющие, так и суды. Рассмотрим, когда и на какие обстоятельства стоит ссылаться, чтобы снизить санкции.

Однако его сумму можно попытаться уменьшить, если есть смягчающие обстоятельства.

Смягчающее обстоятельство уголовного наказания может быть индивидуальным

Обязанность адвоката находить и доказывать наличие смягчающих обстоятельств уголовного наказания для своего подзащитного. Но и сам провинившийся должен осознавать и знать, что смягчающее обстоятельство может быть применено судом индивидуально для него, исходя из мотивов, личности и иных особенностей уголовного дела.
Рассмотрим подробнее о практике смягчения уголовного наказания по иным обстоятельствам, например, когда признание вины частично или полностью является смягчающим обстоятельством.

Часто встречаемая адвокатами ситуация, когда подзащитный признает вину частично либо полностью. Несмотря на это, всегда трудно убедить суд смягчить наказание за совершение преступления, раскрытого в результате проведенных ОРМ, по иным обстоятельствам, не перечисленным напрямую в Уголовном кодексе РФ (УК).
Перечень обстоятельств, смягчающих уголовное наказание, приведен в ч. 1 ст. 61 УК.
Установленный законом перечень смягчающих обстоятельств не является исчерпывающим: при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и другие обстоятельства (ч. 2 ст. 61 УК) с обязательной мотивировкой в приговоре, как и ранее указывал ВС в п. 7 постановления от 11 января 2007 г. N 2 “О практике назначения судами РФ уголовного наказания”.

Все, что может быть смягчающим обстоятельством для провинившегося человека, должно быть использовано. Отдельные разъяснения в постановлении ВС посвящены явке с повинной. Когда человек пришел сам и раскаялся, то нельзя отмерять наказание по самой высокой мерке. Явкой с повинной может быть как письменное признание, так и устное.
Причем такие признания вины должны смягчать наказание даже в том случае, если человек потом отказался от явки с повинной. Правило такое: если суд учел в качестве доказательств показания человека, данные в ходе явки с повинной, то осужденному все равно положена скидка в уголовном наказании, т.е. применение смягчающего обстоятельства.
Также смягчающим обстоятельством может пойти активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Следует учитывать в качестве смягчающего наказание обстоятельства, если человек представил следователям информацию, ранее им неизвестную.

Верховный Суд РФ и ранее в решениях по конкретным делам неоднократно указывал, что при наличии установленных в приговоре обстоятельств, смягчающих наказание, назначение максимального размера наказания, предусмотренного статьей УК за конкретное преступление, является недопустимым, т.е. снижение уголовного наказания является обязательным.

Теперь у защиты имеется еще одно знаковое решение Верховного суда, которое юридически закрепляет обязательное смягчение наказания по иным обстоятельствам, независимо от того, что противоправная деятельность подсудимых была выявлена в результате работы правоохранительных органов.

Признание подсудимыми своей вины, сопровождаемое их показаниями об обстоятельствах преступного посягательства на потерпевшего при отсутствии на месте происшествия иных очевидцев, являются смягчающими наказание обстоятельствами независимо от того, что противоправная деятельность подсудимых была выявлена в результате работы правоохранительных органов , – это основание для смягчения наказания, которое Верховный суд четко сформулировал в своем решении.

По приговору Орловского областного суда К. и Л. признаны виновными в вымогательстве имущества в крупном размере, а К. – также в совершении по предварительному сговору с другими лицами разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, его убийстве в ходе разбойного нападения.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил изменить приговор как несправедливый вследствие его чрезмерной мягкости, указывая на то, что суд не учел надлежащим образом характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений и необоснованно признал в качестве смягчающих вину обстоятельств признание Л. своей вины в полном объеме, признание К. вины по одному из эпизодов и частичное признание им участия в совершении убийства потерпевшего. Утверждал, что противоправная деятельность осужденных была выявлена в результате работы правоохранительных органов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 октября 2014 г. приговор оставила без изменения, апелляционное представление – без удовлетворения, указав следующее.
При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, степень их фактического участия в совершении преступлений, конкретные действия каждого из них, данные о личности, смягчающие обстоятельства и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.
Ссылка в апелляционном представлении на то, что суд необоснованно признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств признание своей вины – полное либо частичное, которое не является таковым обстоятельством в силу закона, несостоятельна.
В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ наряду с иными обстоятельствами при назначении наказания суду надлежит учитывать смягчающие наказание обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также признанные таковыми судом в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 61 УК РФ.
Таким образом, перечень обстоятельств, содержащийся в ч. 1 ст. 61 УК РФ, не является исчерпывающим, и установление судом в качестве смягчающих наказание обстоятельств признания вины Л. и частичного признания вины К. соответствует требованиям закона.
Данные осужденными показания об обстоятельствах преступного посягательства на потерпевшего положены в основу приговора, и, несмотря на наличие, по утверждению автора апелляционного представления, в распоряжении правоохранительных органов иных доказательств причастности осужденных к преступлениям, их показания, ввиду отсутствия на месте происшествия иных очевидцев, имели существенное значение для установления целей и мотивов преступлений, истинной картины преступных событий, роли и степени участия каждого из соучастников в реализации совместных преступных намерений.
Тот факт, что осужденные имели реальную возможность ранее сообщить о совершенном ими преступлении, но не сделали этого, свидетельствует лишь об отсутствии с их стороны явки с повинной, но не умаляет значимость иных обстоятельств, признанных судом без какого-либо нарушения закона смягчающими.
Таким образом, при назначении наказания суд правильно посчитал смягчающими обстоятельствами признание Л. вины и раскаяние в содеянном, частичное признание К. вины, должным образом мотивировал неназначение Л. дополнительного наказания, и с учетом всех установленных судом обстоятельств, относящихся к содеянному осужденными и их личности, назначенное им наказание нельзя признать несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

ВС признал смягчение наказания законным и обоснованным, указав, что признание подсудимыми своей вины, сопровождаемое их показаниями об обстоятельствах преступного посягательства при отсутствии на месте происшествия иных очевидцев, являются смягчающими наказание обстоятельствами, независимо от того, что противоправная деятельность подсудимых была выявлена в результате работы правоохранительных органов.
Вышеуказанное решение ВС N 37-АПУ14-7 фактически вводит новое основание для смягчения уголовного наказания и представляет собой юридически значимый правоприменительный акт в работе адвокатов по уголовным делам.

Причем такие признания вины должны смягчать наказание даже в том случае, если человек потом отказался от явки с повинной.

Смягчающие обстоятельства при наказании за преступление

Справедливость вынесенного приговора заключается не столько в четком соблюдении правил, сколько в верном прояснении всех обстоятельств, по причине которых и свершилось преступление.

Определенные факты или отдельные моменты могут помочь скостить срок осужденному. Как и защита в суде по уголовным делам. По обыкновению это случается, если уровень опасности преступления для общества снижается, или же если факты выгораживают того, кто совершил это преступление.

Основным итогом учета таких аспектов является снижение строгости меры приговора. Обстоятельства для снижения строгости наказания в пределах уголовного кодекса России Все они обозначены в ст. 61 уголовного кодекса.

Официально это перечень из десяти положений, однако ч. 2 ст. 61 говорит о том, что смягчающими могут быть и аспекты, которые в этом списке не обозначены. Это дает адвокату подозреваемого по уголовному делу определенную свободу, ведь таким образом можно сделать правосудие более гибким. Трактовать по-иному действия подсудимого в конкретной ситуации.

Основной перечень смягчающих обстоятельств:

  1. первое преступление;
  2. несовершеннолетний возраст;
  3. срок беременности;
  4. наличие маленьких детей;
  5. преступление из сострадания или по причине крайней нужды;
  6. преступление по причине зависимости различного характера;
  7. применение оборонительной силы;
  8. чистосердечное признание;
  9. оказание первой помощи тем, кому преступник причинил вред;
  10. преступление для предотвращения противоправных действий лиц, признанных пострадавшими.

В тоже время стоит отметить, что у данной системы есть недочет. Даже в том случае, если наказание смягчили, в ходе нового разбирательства все аспекты будут рассматриваться по отдельности и нет гарантии, что другой судья вынесет по итогу тот же самый приговор.

61 говорит о том, что смягчающими могут быть и аспекты, которые в этом списке не обозначены.

Добавить комментарий