Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя

Возмещение вреда причиненного действиями судебного пристава

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 ФЗ «Об исполнительном производстве», но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (ст. 1069 ГК РФ).

Иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России (п. 3 ст. 125, ст. 1071 ГК РФ, пп. 1 п. 3 ст. 158 БК РФ).

Неправильное определение истцом ответчика либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию, привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган — ФССП России, наделенный полномочиями выступать от имени Российской Федерации в суде по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает о взыскании суммы вреда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации.

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

В случае, если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество, либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества.

По смыслу ч. 1 ст. 89 ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае утраты арестованного имущества, переданного на реализацию территориальным органам Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество), территориальные органы ФССП России вправе требовать от Росимущества (в том числе в судебном порядке) перечисления на депозитные счета структурных подразделений службы судебных приставов, передавших имущество на реализацию, его рыночной стоимости для дальнейшего зачисления денежных средств взыскателям по исполнительным производствам.

В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК РФ).

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Положения ч. 5 ст. 356 КАС, ч. 4 ст. 321 АПК РФ и ч. 3 ст. 22 ФЗ «Об исполнительном производстве», предоставляющие взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного листа после его возврата, не препятствуют взыскателю, утратившему возможность получить причитающиеся с должника суммы (имущество) в связи с выбытием этого имущества по причине незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, обратиться в суд с иском о возмещении вреда.

По смыслу ст. 1081 ГК РФ, Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества — с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), при использовании недостоверной оценки имущества должника, если эту оценку производил оценщик, — с оценщика.

Поскольку в качестве представителя ответчика по основному обязательству о возмещении вреда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации выступает ФССП России, то ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда.

Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Обзор дела о возмещении ущерба, причиненного бездействием пристава

Обзор дела о возмещении ущерба, причиненного бездействием судебного пристава-исполнителя

М. обратилась в суд с иском к Федеральной службе судебных приставов России, Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Москве, Министерству финансов Российской Федерации о взыскании ущерба и компенсации морального вреда.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 10 октября 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 февраля 2018 г., в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с судебными постановлениями, М. обратилась с кассационной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

К моменту возбуждения исполнительного производства на исполнении уже находились исполнительные производства в отношении должника, в которых имелись сведения об открытых счетах должника, также ИФНС повторно предоставляла УФССП сведения о наличии в указанных банках открытых счетов должника.

Вступившим в законную силу решением районного суда признано незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству с участием заявителя (взыскателя), выразившееся в несвоевременном наложении ареста на расчетный счет должника.

В результате несвоевременного наложения судебным приставом-исполнителем ареста на расчетный счет, на котором находились денежные средства должника, была утрачена возможность исполнения исполнительного документа. Сумма ущерба равна размеру неполученных денежных средств.

Позиция судов первой и апелляционной инстанций:

1) признание бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным не может являться безусловным основанием для взыскания в пользу истца убытков в размере денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу;

2) возможность исполнения судебного акта не утрачена и доказательств обратного истцом не представлено.

Судебное постановление суда кассационной инстанции:

Определением Верховного Суда РФ от 05.02.2019 N 5-КГ18-294 апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 февраля 2018 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Позиция суда кассационной инстанции:

Для правильного разрешения дела суду надлежало установить наличие или отсутствие вины в действиях (бездействии) судебного пристава-исполнителя, в частности то, были ли предприняты судебным приставом-исполнителем в установленный законом срок исчерпывающие меры к выявлению денежных средств должника на счетах в банках с целью обращения на них взыскания, а также, была ли утрачена возможность исполнения исполнительного документа в настоящее время и возникли ли у истца убытки вследствие виновных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Судами было установлено, что на протяжении пяти месяцев с момента возбуждения исполнительного производства должник обладал денежными средствами, на которые могло быть обращено взыскание, однако судебный пристав-исполнитель не совершил необходимые действия, направленные на обращение взыскания на эти денежные средства.

Однако, суд первой инстанции не дал какой-либо оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для определения наличия или отсутствия причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и невозможностью исполнения решения суда, чем нарушил положения части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Также суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50, если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Суд должен установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава-исполнителя.

Между тем суд первой инстанции, распределив бремя доказывания в нарушение указанных выше разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, неправомерно возложил на истца обязанность доказать невозможность исполнения решения суда.

Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

Данное дело интересно тем, что в рассматриваемом определении Верховного Суда Российской Федерации довольно недвусмысленно обозначен стандарт доказывания по делам о возмещении ущерба, причиненного бездействием судебного пристава-исполнителя (распределено бремя доказывания, обозначены имеющие значение для дела обстоятельства и указаны применимые нормы права и судебная практика).

Суд должен установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя.

Незаконные действия судебных приставов. Разъяснения ВАС РФ

На днях Пленум Высшего Арбитражного Суда опубликовал постановление “О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве”, в котором дал ряд важных разъяснений относительно законности тех или иных методов работы судебных приставов и их действий, предпринимаемых в ходе исполнительного производства.

В частности, в Постановлении Пленума ВАС РФ №27 от 16 мая 2014 года рассматриваются особенности применения ареста имущества как меры по обеспечению иска и исполнения судебного акта. Ни для кого не секрет, что применяя арест, приставы зачастую злоупотребляют своими правами, по собственной инициативе изымая имущество у должников и увозя его в неизвестном направлении.

С точки зрения ВАС РФ, подобные действия являются противозаконными и нарушают права граждан. В соответствии с нормами законодательства движимое и недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается судебным приставом-исполнителем под охрану или на хранение должнику или членам его семьи на безвозмездной основе; лицам, с которыми территориальным органом ФССП России заключен соответствующий договор, – на возмездной основе, а также в ряде случаев и самому взыскателю.

При этом, как отмечает Пленум, наложение ареста в качестве обеспечительной меры само по себе не предполагает установление судебным приставом-исполнителем дополнительных ограничений, не поименованных арбитражным судом. Это обусловлено тем фактом, что пределы обеспечительных мер определяются на основе ходатайства истца, с которого в случае отказа в иске могут быть взысканы убытки. Поэтому если взыскатель и по его требованию суд указали лишь на арест имущества, это вовсе не предполагает изъятие и передачу данного имущества на ответственное хранение иному лицу.

Поэтому если суд арестовал имущество, а судебный пристав- исполнитель, произвольно вводя дополнительные ограничения права ответчика, изъял и передал его на ответственное хранение, а впоследствии кредитору было отказано в иске, в целях обеспечения исполнения которого был наложен арест, должник вправе взыскать убытки, причиненные изъятием имущества за счет казны РФ.

Между тем, как мы уже говорили ранее, движимое имущество должника на основании соответствующего требования может быть передано на хранение взыскателю. Данное обстоятельство нередко влечет за собой определенные проблемы, особенно в тех случаях, когда взыскатель вынужден нести расходы на хранение арестованного имущества должника.

Дело в том, что понесенные в связи с хранением имущества расходы взыскателям не компенсируются, либо компенсируются не в полном объеме, поскольку в законе сказано о том, что имущество поступает к ним на хранение на безвозмездной основе. Судьи ВАС РФ указывают на необоснованность такого толкования закона и поясняют, что безвозмездный характер охраны или хранения имущества не исключает возмещения взыскателю необходимых расходов, понесенных на обеспечение сохранности имущества, однако такие расходы возмещаются из стоимости имущества должника, а не за счет казны РФ.

Интересы взыскателей могут быть нарушены и иными действиями приставов в части ареста имущества должников. Например, когда кредитору должника отказывают в реализации арестованного имущества. При этом приставы ссылаются на нормы АПК РФ, согласно которым при удовлетворении иска принятые обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.

Однако, не следует забывать и о том, что обеспечительные меры всегда принимаются с целью гарантии последующего исполнения. Следовательно, они не являются препятствием для исполнения судебного акта, для обеспечения исполнения которого они были приняты. В этой связи суд поясняет, что арест не является препятствием для обращения взыскания на арестованное имущество и последующей регистрации перехода права собственности за покупателем имущества с торгов в связи с исполнением судебного акта, для обеспечения исполнения которого арест был наложен.

Кстати, сама реализация арестованного имущества не всегда приводит к желаемым результатам, и взыскатель нередко оказывается лишенным удовлетворить свои требования за счет имущества должника, реализованного, например, по низкой цене. В этих случаях кредитор приобретает право выступить с требованиями о применении последствий недействительности сделки, совершенной на публичных торгах, проводимых в ходе исполнительного производства.

Согласно закону, покупатель имущества с торгов обязан возвратить его не должнику, а продавцу как стороне недействительной сделки с целью проведения повторных торгов; денежные средства покупателю имущества возвращает продавец как сторона недействительной сделки. У взыскателя же полученные в результате исполнительного производства денежные средства изъяты быть не могут. Здесь ВАС РФ обращает внимание на то, что так как требования взыскателя удовлетворяются из стоимости имущества должника, то признание торгов недействительными и применение последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, означает, что требования взыскателя удовлетворены не за счет стоимости имущества должника.

Следовательно, при применении последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, исполнительное производство подлежит возобновлению судебным приставом-исполнителем на основании решения арбитражного суда о применении последствий недействительности сделки с целью проведения повторных торгов. Проведение повторных торгов может иметь различные юридические последствия.

Так, если на повторных торгах имущество было продано по более высокой цене, чем на первоначальных торгах, то соответствующие денежные средства перечисляются взыскателю (если его требование не было удовлетворено в полном объеме) либо должнику (если требование взыскателя было удовлетворено в полном объеме). Если же на повторных торгах имущество было продано по меньшей цене, чем на первоначальных торгах, соответствующие затраты продавца не возмещаются, поскольку первоначальные торги признаются недействительными в результате нарушения правил их проведения, то есть в результате действий продавца.

Теперь что касается самой оценки имущества. Сейчас законодательством предусмотрен ряд случаев, когда судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права. Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке. Причем, оспаривание результатов оценки, приведенной оценщиком в отчете, посредством предъявления отдельного иска допускается законом и направлено на защиту прав и законных интересов сторон исполнительного производства. Вместе с тем ВАС РФ не исключает и возможности оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества.

Здесь судьи отмечают, что в целях эффективного решения вопроса о правомерности произведенной оценки и оптимизации разрешения споров в арбитражных судах к участию в деле об оспаривании результатов оценки, указанной оценщиком в отчете, необходимо привлекать судебного пристава-исполнителя. При оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества к участию в деле привлекается оценщик.

Причем арбитражный суд обязан делать вывод о достоверности произведенной оценки независимо от того, как сформулировал требование заявитель – оспаривание результата оценки или постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку в обоих случаях существо спора заключается в определении достоверности произведенной оценки. Если в ходе судебного разбирательства была определена надлежащая оценка имущества, в резолютивной части судебного акта арбитражный суд обязан указать на соответствующую оценку, которая впоследствии и станет использоваться в исполнительном производстве.

По общему правилу исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. На практике далеко не каждое исполнительное производство оканчивается полным, или хотя бы частичным удовлетворением требованием кредиторов. В последнее время участились ситуации, когда приставы закрывают производство со ссылкой на невозможность исполнения судебного акта. Невозможность исполнения действительно является законным основанием для прекращения исполнительного производства, но только в том случае, когда она наступает объективно, то есть безотносительно к действиям, или бездействию приставов.

В противном случае, когда невозможность исполнения судебного решения была спровоцирована действиями приставов, например, при незаконном снятии ареста с впоследствии отчужденного должником имущества, действия пристава не могут считаться законными. Со своей стороны взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны РФ. Кстати, такой же иск кредитор вправе подать и при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

Как бы то ни было, предъявить иск о возмещении вреда даже при наличии законных на то оснований – еще не значит, что требования взыскателя будут каким-либо образом удовлетворены. В настоящее время, рассматривая подобные дела, суды исходят из того, что в целях возмещения вреда заявителю необходимо доказать точный размер своих имущественных потерь. Поэтому, когда суд приходит к выводу, что размер таких потерь не доказан, либо же чрезмерно завышен, он отказывает в удовлетворении искового требования.

Как разъясняет ВАС РФ, подобные действия судов правомерными не являются, поскольку даже если истец не может обосновать размер своих претензий, полный отказ в иске нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. Здесь суд исходит из того, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями пристава, не должна снижать уровень правовой защищенности взыскателя в исполнительном производстве, в чью пользу принят, но не исполнен судебный акт.

Следовательно, арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования истца о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется арбитражным судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности, – отмечается в постановлении Пленума. Буквально данный принцип означает, что, если, например, из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, то возможный размер убытков, причиненный судебным приставом-исполнителем, может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи.

Равным образом на взыскателя не может быть возложена обязанность по доказыванию всех прочих обстоятельств дела, причиной которых явились неправомерные действия судебных приставов. Например, если исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения, на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава, не возлагается обязанность по доказыванию отсутствия иного имущества у должника, на которое можно обратить взыскание.

Опять же, нормы АПК РФ в настоящий момент предоставляют взыскателю право неоднократного после возврата исполнительного листа предъявления его к взысканию. Причем данное правило вовсе не означает, что взыскатель, утративший возможность получить причитающиеся с должника суммы в связи с выбытием его имущества по причине незаконных действий судебного пристава, лишается права на возмещение вреда. Более того, для предъявления иска о возмещении вреда взыскателю не требуется даже принимать меры по признанию в судебном порядке действий (бездействия) пристава незаконными. Это объясняется тем, что незаконность действий судебного пристава-исполнителя арбитражный суд оценивает на стадии рассмотрения иска о возмещении вреда.

Наконец, ВАС РФ разъясняет возможность наложения на должников исполнительского сбора. Как известно, данный сбор подлежит взысканию при неисполнении судебного решения в срок, установленный для добровольного исполнения. В подавляющем большинстве случаев приставы трактуют данную норму в качестве абсолютной.

Между тем, уже сам закон об исполнительном производстве оговаривает перечень случае, при которых сбор не взыскивается. По закону должник освобождается от уплаты исполнительского сбора в случае представления им доказательств того, что добровольное исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Другой вопрос, что доказать наличие таких обстоятельств под час оказывается довольно затруднительно, поскольку законодатель не раскрывает понятия чрезвычайных обстоятельств и не приводит их примеров. Поэтому суд поясняет, что для освобождения должника от обязанности по уплате исполнительского сбора последнему будет достаточно представить доказательства осуществления конкретных действий, подтверждающих намерение исполнить исполнительный документ в добровольном порядке в течение срока на добровольное исполнение.

Например, к таким действиям относится перечисление в срок, установленный для добровольного исполнения, присужденных денежных средств на депозитный счет арбитражного суда или нотариуса. Следует помнить, что перечень данных действий не является закрытым.

Это объясняется тем, что незаконность действий судебного пристава-исполнителя арбитражный суд оценивает на стадии рассмотрения иска о возмещении вреда.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя

На страже закона стоишь нерушимо
И связан с ним прочно заботой единой.
Ты — пристав судебный, и должен всегда
И в срок исполнять постановления суда
.

В приведенном стихотворении приведена суть работы судебных приставов: вовремя и на основании закона обеспечивать исполнение судебных решений.

Как все знают, не всегда вовремя и не всегда исполняются решения судов судебными приставами. Когда надо что-то арестовать, изъять ,возможно, и действуют они и быстрее, однако исправить свои же недоделки или работать качественно и своевременно — заставить сложнее и дольше.

Причинами неисполнения решений судов иногда бывают и невозможность или сложность исполнения ввиду отсутствия у должника имущества. Но иногда причины банальны: халатное отношение со стороны приставов к своим должностным обязанностям и их бездействие. Не сомневаюсь, что загруженность судебных приставов высокая, однако это не дает им права относиться к своей работе спустя рукава. А возможно ли взыскать убытки с Федеральной службы судебных приставов (ФССП) в случае халатного исполнения своих обязанностей ее сотрудниками — судебными приставами исполнителями?

Пунктом 2 ст. 119 Федерального Закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон № 229) заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В ч. 2 ст. 119 Закона № 229 говорится об убытках, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, здесь имеются в виду убытки, причиненные в результате деятельности судебного пристава-исполнителя, на которого возложено непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

В соответствии ст. 3 Федерального закона № 118-ФЗ от 21.07.1997 г. «О судебных приставах» (далее – Закон о приставах), на иски о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, распространяются нормы гражданского законодательства.

Пункт 3 ст. 19 Закона о судебных приставах указывает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В ст. 15 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) установлена презумпция полного возмещения убытков, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. С 4 марта 2013 года в силу вступила статья 16.1 ГК РФ, которая предусматривает возможность взыскать убытки, причиненные законными действиями государственных органов.

Читайте также:  Что такое объекты страхования: обзор объектов по отраслям в 2020 году

В п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее – Письмо ВАС РФ № 145) отмечено, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа – незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием).

Суд в любом случае должен оценить законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 11 Письма ВАС № 145: «Требование о возмещении вреда удовлетворено, поскольку в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

. Материалами дела подтверждено, что взыскатель сообщал приставу о наличии у должника банковского счета. Также установлено, что на этом счете имелись денежные средства в момент возбуждения исполнительного производства и в течение периода времени, достаточного для наложения на них ареста. Доказательства же принятия судебным приставом-исполнителем предусмотренных законодательством об исполнительном производстве мер для обращения взыскания на указанные денежные средства в материалах дела отсутствуют, что свидетельствует о неисполнении им своих обязанностей, ответственность за которое предусмотрена статьями 330 АПК РФ, 1069 ГК РФ.

При рассмотрении данного дела судом первой инстанции также установлено, что исполнительный лист не исполнен, исполнительное производство окончено ввиду отсутствия у должника имущества, то есть взыскатель утратил имевшуюся первоначально возможность удовлетворения своих требований за счет должника. Каких-либо доказательств наличия у акционерного общества иного имущества, за счет которого возможно исполнение судебных актов, ФССП не представила».

Граждане и юридические лица, подающие иски о возмещении вреда по исполнительному производству, должны доказывать суду следующие факты: нарушение права, возникновение убытков, вина лица, причинно-следственная связь между виновным противоправным поведением и возникновением убытков.

В соответствии с п. 3 Письма ВАС РФ № 145 бремя доказывания распределяется следующим образом: доказывание наличия факта причинения вреда, его размера и причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на заявителе, служба судебных приставов должна доказать отсутствие виновных действий (бездействия).

Даже если отдельные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными, само по себе это не влечет ответственности соответствующих органов ФССП за наступивший вред в порядке ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. Необходимо установление причинно-следственной связи между наступившим вредом и незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ заявившая требование о взыскании убытков сторона должна представить доказательства, подтверждающие принятие мер по предотвращению либо уменьшению убытков. Непринятие мер по уменьшению ущерба или его предотвращению может рассматриваться как основание уменьшения размера возмещения в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

Взыскателю при подаче иска о возмещении вреда необходимо представить доказательства использования им всех мер, которые предусмотрены законом, для исполнения судебного акта, в том числе изменения способа исполнения решения и невозможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению.

Не находятся в прямой причинной связи с неправомерными действиями судебных приставов-исполнителей, упущенная льгота по налогообложению, начисление пеней по налогам и сборам.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Пленум № 50) установлено следующее.

Пункт 15. Пленума № 50. Статья 1069 ГК РФ не предусматривает гражданско-правовую ответственность государства за неэффективные действия, только лишь за незаконные. Таким образом, не подлежит возмещению вред в случае, если судебный пристав-исполнитель совершил в исполнительном производстве все необходимые действия, которые он должен был и мог совершить в силу указания закона или исполнительного документа. Суд не осуществляет проверку целесообразности оспариваемых решений, действий (бездействия) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, принимаемых, совершаемых ими в пределах своего усмотрения в соответствии с компетенцией, предоставленной законом или иным нормативным правовым актом.

Пункт 43. Пленума № 50. Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 ст. 64 Закона № 229, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона № 229), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Пункт 82. Пленума № 50. По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Пункт 83. Пленума № 50. Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Пункт 84. Пленума № 50. В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Пункт 85. Пленума № 50. Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Судебная практика по аналогичным делам следующая.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.03.2017 № 33а-3600/2017: «…Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушению прав административного истца взыскателя могли способствовать не формальные нарушения со стороны пристава, а только представление доказательств наличия у должника какого-либо имущества либо возможности реального обнаружения такового. Поскольку в рамках рассмотренного спора таких доказательств административным истцом представлено не было, судебная коллегия приходит к выводу, что судебным приставом-исполнителем были совершены все необходимые действия по выявлению имущества должника.

Правовым основанием для оспариваемых постановлений об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю служит достаточно достоверное установление факта отсутствия у должника имущества и имущественных прав, на которые возможно обратить взыскание. Судебная коллегия полагает, что в связи со спецификой самого понятия «отсутствие имущества» в любом случае носит предположительный характер.

Именно по указанной причине судебная коллегия приходит к выводу, что названный вывод возможно сделать в тех обстоятельствах, когда все разумные и достаточные в обычных условиях действия не привели к выявлению имущества. Судебная коллегия учитывает, что в рамках исполнительных производств сам административный истец о применении каких-либо исключительных мер к поиску имущества должника не просил. истец не указывает на имущество должника, строя свое несогласие с оспариваемыми постановлениями только на неудовлетворении от результата исполнительного производства».

Определение ВС РФ от 15 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-14064: «…Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции, ссылаясь на положения статей 15, 16, 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве», пункт 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», указал на то, что исполнительное производство в отношении солидарных должников не окончено, судебным приставом-исполнителем ведутся действия по исполнению судебных актов, то есть возможность исполнения судебных актов не утрачена.

…Требование о возмещении убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу, в результате действия (бездействия) государственных органов может быть удовлетворено при установлении судом одновременно следующих обстоятельств: факта наступления убытков, размера убытков (экономически обоснованный расчет), незаконности действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц, наличия причинной связи между указанными действиями (бездействием) и возникновением убытков.

При этом необходимых, с точки зрения процессуального законодательства действий, которые могли бы способствовать эффективности фактического исполнения, общество не предпринимало, и средства судебной защиты в указанных судебных разбирательствах не исчерпало, получив только акты суда первой инстанции.

Данные обстоятельства свидетельствуют об имитации обществом правовой активности в целях облегченного получения удовлетворения своих требований за счет гарантированных выплат из бюджета государства».

Постановление ФАС Поволжского округа от 25.03.2014 по делу № А65-10787/2013: Исходя из правовой позиции, выраженной в данном судебном акте, не основана на законе судебная практика, в соответствии с которой в качестве размера вреда, причиненного неисполнением судебным приставом-исполнителем требований исполнительного документа о взыскании денежных средств, определяется полная сумма задолженности по исполнительному документу.

В таком случае выплачиваемая государством взыскателю денежная компенсация приобретает характер не возмещения вреда, а гарантии исполнения частным лицом своих обязательств перед другим частным лицом, что поощряет пассивность взыскателя в исполнительном производстве и в целом безответственность субъектов гражданского оборота в выборе контрагентов.

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 15.02.2017 № 305-ЭС16-14064 суд, отказывая во взыскании, сослался на отсутствие причинной связи: вред возник не из-за действий судебного пристава, снявшего арест, а из-за отсутствия активности кредитора, который своевременно не представил постановление об аресте в Росреестр и не интересовался записями о праве в период конфликта.

Определение СК ВС РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30: Взыскатель обратился с иском к казне о взыскании убытков за незаконное бездействие судебного пристава-исполнителя. Суды в иске отказали, ссылаясь на отсутствие имущественных потерь и наличие права на получение исполнения.

Однако коллегия ВС РФ направила дело на новое рассмотрение, сделав вывод: само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя. То есть, затруднительность осуществления права на получение исполнения является разновидностью вреда. У взыскателя есть подтвержденное судебным актом право требования к должнику, и длительное неисполнение исполнительного листа из-за бездействия судебного пристава является разновидностью вреда.

Таким образом, основанием для взыскания убытков могут являться: незаконные действия или бездействие пристава; нарушение приставом срока наложения ареста на банковский счет должника; удержание денежных средств взыскателя в большем объеме; излишнее перечисление приставом денежных средств взыскателю; изъятие имущества, не принадлежащего должнику, и утрата возможности возврата такого имущества; причинение убытков по причине утраты имущества хранителем, назначенным судебным приставом-исполнителем; выбытие имущества из владения должника по причине незаконных действий пристава и др.

Как видим из приведенной судебной практики суды не всегда считают затягивание принудительного исполнения решения суда, бездействие пристава основанием для взыскания убытков. Хотя шансы на принятие решений в пользу взыскателя не сказать что малы, но взыскателю лучше принимать активное участие в исполнении решения суда, не ожидая, что пристав сделает все сам и быстро.

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» разработала уникальную CRM-систему для управляющих компаний и ТСЖ . Автоматизированная система позволит управляющим организациям и ТСЖ выйти на новый уровень в своей работе. Наша CRM -система полностью возьмет на себя всю работу: электронная диспетчерская позволит оперативно реагировать и контролировать с любой точки планеты на заявки жителей, собственники могут подавать показания индивидуальных приборов учета и оплачивать счета за квартиру, IP -телефония запишет все телефонные звонки и переключит на нужного сотрудника, а модуль работы с должниками напомнит злостным неплательщикам о долге и подготовит все документы для суда. Вся необходимая информация о сервисе тут .

Обсудить статью и задать вопросы можно на нашем форуме или же воспользуйтесь формой ниже.

Причинами неисполнения решений судов иногда бывают и невозможность или сложность исполнения ввиду отсутствия у должника имущества.

Неисполнение приставами обязанностей по розыску и аресту имущества

По общему правилу, отсутствие судебного акта о признании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя незаконными в отдельном судебном производстве не является основанием для отказа в иске о возмещении причиненного вреда. В связи с этим законность таких действий оценивается судом непосредственно при рассмотрении такого иска.

Так, в частности, неисполнение приставом обязанности по аресту денежных средств на расчетном счете должника, если в этот период по этому счету были приходные и расходные операции, является основанием для взыскания убытков (см., например, постановления АС Уральского округа от 27.08.2018 № Ф09-4435/18 по делу № А60-35535/2017, АС Западно-Сибирского округа от 18.06.2018 № Ф04-985/2017 по делу № А46-7869/2016, Определение Верховного суда РФ от 05.02.2019 № 5-КГ18-294).

Другим основанием для взыскания убытков с приставов в судебной практике признается неисполнение обязанности по аресту имущества должника, если это имущество впоследствии было отчуждено, например, транспортного средства (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 11.07.2018 № Ф01-2554/2018 по делу № А82-5059/2017, АС Уральского округа от 20.10.2017 № Ф09-6417/17 по делу № А60-54400/2016).

Аналогичного подхода суды придерживаются в отношении взыскания убытков в случае, если пристав не предпринимал мер по поиску, аресту и обращению взыскания на имущество должника (см., например, постановление АС Волго-Вятского округа от 20.04.2017 № Ф01-1260/2017, Ф01-1257/2017 по делу № А31-8167/2015). Причем это касается и тех случаев, когда исполнительное производство не окончено на момент рассмотрения иска о взыскании убытков (см., например, Определение Верховного суда РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30).

Схожая правовая позиция была сформулирована и в Определении Верховного суда РФ от 03.10.2017 № 49-КГ17-23, где суд указал, что продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю действием судебного пристава-исполнителя. Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия иного имущества возлагается на ответчика (см. также Определение Верховного суда РФ от 05.02.2019 № 5-КГ18-294).

На первый взгляд, подход судов к вопросу о взыскании убытков в свете наличия или отсутствия возможности удовлетворения требований взыскателя за счет иного имущества должника может показаться неоднозначным. Так, например, в одном из дел, отказывая в удовлетворении требований о взыскании убытков, суд указал, что реальная возможность исполнения судебного акта не утрачена (см. постановление АС Поволжского округа от 27.06.2017 по делу № А65-16732/2016), а в других делах суды, напротив, отклонили подобные доводы (см. Определение Верховного суда РФ от 24.07.2017 № 307-ЭС17-8775 по делу № А56-40347/2014, постановление АС Поволжского округа от 16.11.2018 № Ф06-38486/2018 по делу № А55-56/2018). Однако стоит отметить, что в первом случае суд отклонил указанный довод, поскольку ответчик не доказал возможность отыскания иного имущества, а во втором случае посчитал факт отсутствия иного имущества у должника доказанным. Иными словами, данный вопрос лежит в плоскости процессуального, а не материального права.

Такое понимание следует из двух разъяснений высших судов. Первое содержится в п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» (далее — Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 145), в силу которого требование о возмещении вреда подлежит удовлетворению, если в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя имевшаяся возможность взыскания долга с должника была утрачена.

Второе разъяснение изложено в п. 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50. Так, согласно этому положению, если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Из этого следует, что если пристав докажет, что имеется возможность удовлетворения требований взыскателя за счет иного имущества, в удовлетворении иска о взыскании убытков может быть отказано (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 23.05.2016 № Ф03-2120/2016 по делу № А51-35294/2014).

Суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя.

Если пристав-исполнитель бездействует, с него могут быть взысканы убытки

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 за 2019 год (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 декабря 2019 г.) суд разъяснил, если после возбуждения исполнительного производства должник располагал денежными средствами и иным имуществом, достаточным для погашения задолженности перед взыскателем в полном объеме, однако в результате бездействия судебного пристава-исполнителя такая возможность была утрачена, взыскатель вправе требовать возмещения вреда в порядке, установленном ст. 1069 ГК РФ.

Суть дела: гражданин обратился с исполнительным листов к судебному-приставу исполнителю о взыскании задолженности с физического лица в размере более 1 000 000 рублей. Пристав исполнительное производство возбудил, но взыскал только 62 000 и исполнительное производство окончил в связи с отсутствием у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Взыскатель не согласился с таким раскладом и обратился в суд с иском к ФССП России о возмещении ущерба в размере 1 018 228,66 руб. и расходов на уплату государственной пошлины в размере 13 291,14 руб.

Суда первой и второй инстанции отказали гражданину, а Верховный суд отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение.

Верховный суд указал (Определение № 5-КГ19-56):

Согласно абзацу второму п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах) в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В ч. 1 ст. 36 Закона об исполнительном производстве установлено, что содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

В силу ч. 2 ст. 119 этого же закона заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пп. 2 и 3 ст. 19 Закона о судебных приставах, регулирующих вопросы ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам гл. 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (п. 80).

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда (п. 82).

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника (п. 85).

По данному делу основанием иска являлся не сам факт неисполнения решения суда, а его неисполнение вследствие незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя, что повлекло прекращение исполнительного производства в 2017 г. в связи с отсутствием у должника денежных средств и имущества.

Из установленных судом обстоятельств следует, что после возбуждения исполнительного производства должник располагал денежными средствами и иным имуществом, достаточным для погашения задолженности перед истцом в полном объеме, однако в результате бездействия судебного пристава-исполнителя такая возможность была утрачена.

Согласно вступившему в законную силу решению суда от 24 мая 2017 г. судебный пристав-исполнитель несвоевременно принял меры по аресту денежных средств, находящихся на счете должника в банке, поскольку вынес постановление о наложении ареста лишь 22 декабря 2015 г., то есть спустя месяц с момента поступления информации о наличии денежных средств на счете должника, когда денежные средства уже были сняты.

Также в названном выше судебном постановлении указано на то, что судебным приставом-исполнителем не представлено доказательств направления в банк постановления об обращении взыскания на денежные средства должника от 3 ноября 2015 г., что способствовало распоряжению денежными средствами должником не в интересах взыскателя.

Не представлено таких сведений ответчиком и по данному делу, равно как и не объяснены причины столь длительного бездействия.

В подтверждение своих доводов заявитель ссылается на имеющуюся в материалах дела выписку по счету должника, открытому в банке, согласно которой должником с июля по декабрь 2015 г. были произведены выплаты третьим лицам в размере, превышающем 40 000 000 руб.

Согласно данной выписке на основании постановления судебного пристава-исполнителя от 30 ноября 2015 г., а не от 3 ноября 2015 г. с должника в пользу истца взысканы денежные средства лишь 30 декабря 2015 г. и 13 января 2016 г. в размере 16 531 руб. и 41 500 руб. соответственно.

Однако ответчиком, в том числе и в суде кассационной инстанции, никак не объяснено, почему при наличии у должника автотранспорта и нахождения на его счете в банке денежных сумм более 40 000 000 руб. в течение длительного времени не было исполнено решение суда о взыскании в пользу истца 1 009 990 руб.

Поскольку судом не установлено иное, то при указанных выше обстоятельствах отказ судами в иске о возмещении вреда Судебная коллегия признала противоречащим приведенным выше нормам права, а также разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий бездействия государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава

Добрый день, коллеги! Законодательством установлена возможность возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя. Однако, как показывает практика, возможность эту реализовать крайне сложно. Пример тому — известное дело, рассмотрение которого недавно завершилось в Верховном Суде РФ (дело № А40-119490/2015).

Читайте также:  Пенсионный фонд в Парьфеньеве: особенности деятельности, режим работы, адрес

Суть дела заключалась в следующем: судебный пристав незаконно снял арест с принадлежащих должнику земельных участков, чем последний и воспользовался, продав их третьему лицу. Действия пристава были признаны незаконными постановлением старшего судебного пристава, кроме того он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия).

Взыскателю было отказано в поданных им исках об обращении взыскания на земельные участки, в связи с тем, что они уже принадлежали иному лицу, и о признании недействительными договоров купли-продажи указанных участков, так как на момент совершения сделок они не были арестованы.

Впоследствии взыскатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов убытков в размере всего долга, который, по его мнению, взыскать уже невозможно — 5 762 151 долларов США 86 центов по курсу ЦБ РФ на дату принятия решения и 25 035 839 рублей 39 коп.

Аргументы сторон в ходе дела оставались неизменными и заключались в следующем.

Истец утверждал, что в результате совершения незаконных действий по снятию арестов с имущества должника утрачена возможность обращения взыскания на земельные участки и, как следствие, возможность полного взыскания задолженности. При этом иного имущества, за счет которого можно было бы удовлетворить требования взыскателя, за 4 года исполнительного производства приставами не найдено (на имевшиеся у должника доли участия в нескольких хозяйственных обществах обращено взыскание и имущество оставлено за взыскателем, в связи с чем взыскатель отказался от иска в части). Арбитражный суд города Москвы в рамках банкротного дела солидарного должника – ЗАО «Лада Инжиниринг Инвест Компани» выявил отсутствие каких-либо активов и у этой фирмы.

Ответчик настаивал на том, что между действиями пристава и причинением убытков отсутствует причинно-следственная связь, кроме того, возможность исполнения судебного акта до сих пор не утрачена – в настоящее время исполнительное производство не окончено, принимаются меры принудительного исполнения. Требования истца могут быть удовлетворены как в рамках неоконченного исполнительного производства, так и в рамках дела о банкротстве общества «Лада Инжиниринг Инвест Компани».

Суды первой и кассационной инстанций встали на сторону истца, суд апелляционной инстанции поддержал ответчика. Точку в этом деле поставил Верховный Суд РФ (далее – ВС РФ), который 15 февраля 2017 года определением по делу № А40-119490/2015 оставил в силе постановление Девятого арбитражного апелляционного суда.

Изложенные в Определении аргументы ВС РФ сводятся к следующему:

  1. Взыскатель не исчерпал все доступные ему средства правовой защиты, чтобы получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника, в том числе им не реализованы меры оперативной защиты в виде оспаривания действий Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области.
  2. Взыскателем не осуществлялся эффективный контроль за интересующим его имуществом, заявленные им иски об обращении взыскания на земельные участки и о признании недействительными договоров по их отчуждению были заявлены значительно позже момента нарушения прав истца, к тому же не обжалованы акты судов первой инстанции, что расценивается ВС РФ как «имитация правовой активности в целях облегченного получения удовлетворения требований за счет гарантированных выплат из бюджета государства».
  3. Взыскиваемые истцом денежные средства, предполагают смещение баланса общественных интересов и могут выплачиваться субъектам, продемонстрировавшим исключительно добросовестное поведение (Постановление Европейского суда по правам человека от 20.09.2011 по делу «ОАО «Юкос» против Российской Федерации») и приложившим максимальные профессиональные усилия для достижения положительного результата, но не рассчитывающим в качестве цели предпринимательской деятельности на гарантированные выплаты со стороны государства.
  4. Исполнительное производство в отношении должника не окончено, принимаются меры принудительного исполнения, а факт отсутствия у него и «Лада Инжиниринг Инвест Компани» иного имущества достоверно не установлен. Таким образом, требования общества могут быть удовлетворены как в рамках неоконченного исполнительного производства, так и в рамках дела о банкротстве.

При этом условия удовлетворения иска о возмещении вреда, причиненного незаконным действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя четко определены в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 50).

Так, согласно п.п. 82 Постановления Пленума ВС РФ № 50 истец должен доказать следующие обстоятельства:

  • факт причинения вреда;
  • вину причинителя вреда;
  • причинно-следственную связь между незаконными действиями пристава и причинением вреда.

В соответствии с п. 83 Постановление Пленума ВС РФ № 50 в случае предъявления иска о возмещении вреда, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Кроме того, согласно п. 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50 если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

Как видно из обстоятельств дела, в данном случае были выполнены все условия, которые ВС РФ сам и установил. При этом, как верно указывал суд кассационной инстанции, ни в одной из инстанций ответчик не представил доказательств, свидетельствующих о том, что возможность исполнения судебного акта суда общей юрисдикции не утрачена.

ВС РФ же осветил данный факт с другой стороны, в качестве одного из оснований для отказа истцу сославшись на то, что факт отсутствия иного имущества достоверно не установлен. При этом обстоятельства дела, в соответствии с которыми в ходе исполнительного производства с 2013 года и по сей день какого-либо имущества для удовлетворения требований взыскателя так и не было найдено, судом приняты во внимание не были, зато значимым фактом суд посчитал, что исполнительное производство еще не окончено.

В связи с этим думается, что теперь возможность получить предусмотренное законом возмещение вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, будет ограничена еще одним условием: окончанием исполнительного производства и возвращением взыскателю исполнительного документа в связи с отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание (ст. ст. 46, 47 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Т.е. взыскателю придется убеждать пристава окончить исполнительное производство, чтобы впоследствии реализовать свое право на возмещение причиненного вреда, что представляется весьма затруднительным и, по сути, является административным барьером для осуществления соответствующего права.

Относительно остальных оснований для отказа в иске непонятно, какие еще средства правовой защиты имел ввиду суд, помимо оспаривания действий Росреестра, что вообще нельзя рассматривать всерьез, т.к. одним из условий удовлетворения такого требования является противоречие действий регистратора закону, а в рассматриваемом случае данное условие явно отсутствовало: аресты на момент регистрации перехода права собственности были сняты, а соответственно, заявление такого требования заведомо проигрышно. Кроме того, весьма сомнительно звучит аргумент про слишком позднее обращение взыскателя за судебной защитой: сроки исковой давности еще никто не отменял, а таких оснований для отказа в соответствующем иске, как «имитация правовой активности», также не предусмотрено.

Интересно заметить, что еще несколько лет назад Высший Арбитражный Суд РФ взыскал с казны вред, причиненный незаконными действиями судебных приставов-исполнителей при схожих обстоятельствах (Постановление Президиума ВАС РФ № 8974/09 от 03.11.2009 по делу А56-19229/2008).

Резюмируя все вышеизложенное, можно прийти к выводу, что главным препятствием для удовлетворения требований истца являлась гипотетическая возможность взыскания денежных средств в ходе исполнительного производства. При этом какие-либо доказательства, достоверно подтверждающие наличие какого-либо имущества у должника, возможность взыскания за счет этого имущества задолженности и размер суммы, которая может быть получена взыскателем вообще не исследовались и, судя по всему, отсутствуют в принципе. К сожалению, при прочтении рассматриваемого Определения не покидало ощущение, что суд только и подбирал сильные аргументы, чтобы отказать в иске и защитить бюджет.

В связи с этим думается, что теперь возможность получить предусмотренное законом возмещение вреда, причиненного действиями бездействием судебного пристава-исполнителя, будет ограничена еще одним условием окончанием исполнительного производства и возвращением взыскателю исполнительного документа в связи с отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание ст.

В каких случаях можно рассчитывать на компенсацию убытков?

Несмотря на простоту законодательного определения категории убытков, не каждый случай причинения вреда или неполучения денежных средств в рамках исполнительного производства может считаться убытками. Наверное, самым распространенным заблуждением является мнение о том, что невзысканная судебным приставом-исполнителем задолженность должника, у которого не обнаружено имущества, является убытками взыскателя. В этом примере пристав-исполнитель действовал в рамках закона и не смог взыскать задолженность в силу объективных причин, что не является основанием для взыскания убытков.

Для того чтобы действие или бездействие пристава были признаны основанием для взыскания убытков, они должны отвечать признаку незаконности, т.е. должны быть совершены:

  • в противоречие конкретным нормам закона. Судебный пристав-исполнитель должен нарушить определенную норму закона, предусмотренный ею порядок проведения исполнительного действия или меры принудительного исполнения. Например, пристав не наложил арест на имущество должника или наложил арест на то имущество, которое не подлежит реализации, или сформировал запрет на распоряжение имуществом с ошибкой, что повлекло за собой сокрытие имущества;
  • несвоевременно либо преждевременно. В соответствии с ч. 2 ст. 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве», одним из принципов исполнительного производства является своевременность исполнительных действий и мер принудительного исполнения. Согласно данному принципу, пристав-исполнитель должен накладывать аресты на имущество и денежные средства должника, как только ему станет достоверно известно об их наличии, дабы предотвратить их сокрытие недобросовестным должником.

Информация о принадлежности должнику того или иного имущества считается достоверной, если она получена либо от государственного регистрационного органа (ГИБДД, Росреестр, Ростехнадзор, ФНС) или банка, либо от взыскателя (при условии предоставления последним соответствующих доказательств – фотографий, видеозаписей, копий документов).

Если с момента получения таких сведений пристав-исполнитель допустил серьезную задержку и имущество было арестовано уже после выбытия из обладания должника (автомобиль продан, денежные средства «ушли» с банковского счета), то такой арест является недействительным, а действия пристава – совершенными несвоевременно.

Кроме того, судебный пристав-исполнитель может необоснованно обратить взыскание на имущество должника (например, после того как получил достоверную информацию о погашении долга должником напрямую взыскателю или еще не узнал, принадлежит ли должнику конкретное имущество).

Однако одной лишь незаконности действий или бездействия пристава мало, необходимо, чтобы они привели к конкретному негативному последствию для той или иной стороны исполнительного производства. То есть должна существовать причинно-следственная связь между конкретным убытком и конкретным незаконным действием или бездействием сотрудника ФССП России. Из сложившихся обстоятельств должно ясно и прямо следовать, что если бы пристав-исполнитель совершил действие своевременно и в соответствии с законом, то убытки бы не наступили: имущество осталось бы у должника, «замороженное» арестом для последующей реализации.

Например, пристав получил из Пенсионного фонда России информацию о трудоустройстве должника, за которым не зарегистрировано какого-либо иного имущества, но не обратил взыскание на заработную плату последнего. В итоге должник получал заработную плату и тратил ее по своему усмотрению, не погашая долг. В таком случае существует прямая причинная связь между незаконным бездействием пристава (не наложил арест) и причиненным убытком (часть заработной платы не была взыскана и, следовательно, не досталась кредитору).

В связи с этим при обдумывании шансов взыскания убытков с ФССП России необходимо задать себе проверочный вопрос: если бы пристав сделал все правильно, возникла ли бы подобная ситуация?

Важно! Стоит отметить, что убытками, которые причинили судебные приставы, является также пропажа или уничтожение арестованного имущества, вызванные халатностью назначенного приставом ответственного хранителя указанного имущества, если последним не являлся взыскатель или должник. В подобных ситуациях ответственный хранитель будет обязан возместить убытки, взысканные с ФССП России, уже самой службе в порядке регресса. При таких обстоятельствах истцу необходимо доказать только факт утраты арестованного имущества (Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 16.04.2013 №ВАС-17450/12).

В последующем суд попросту откажет в удовлетворении иска в отношении такого ответчика и удовлетворит иск в отношении правильного ответчика.

Рассрочка в выплатах не должна нарушать право на исполнение решения

При предоставлении отсрочки или рассрочки в выплатах “судам необходимо обеспечивать баланс прав и законных интересов взыскателей и должников таким образом, чтобы такой порядок исполнения решения суда отвечал требованиям справедливости, соразмерности и не затрагивал существа гарантированных прав лиц, участвующих в исполнительном производстве, в том числе права взыскателя на исполнение судебного акта в разумный срок”, – пояснил пленум.

В случае удовлетворения иска к приставу Российская Федерация в лице ФССП в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества – с лица, которому имущество передано на хранение, при использовании недостоверной оценки имущества должника; если эту оценку производил оценщик, – с оценщика, и т.

Как возместить вред причиненный действиями судебных приставов?

Обратимся к закону, ведь действия судебных приставов регулируются «Закона об исполнительном производстве», а нас интересует п. 2 статьи 119 закона. В данном пункте говорится, что в случае если действиями судебных приставов направленными на применение мер принудительного исполнения, пострадавшие лица имеют право обратиться в суд и иском о возмещении ущерба причиненного в результате таких действий судебных приставов, при чем вред причиненный приставами возмещается в порядке установленном ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ говорит нам, что на основании статьи 16 кодекса, вред или ущерб который был причинен имуществу физического или юридического лица, в результате действий должностных лиц государственных органов (а ФССП является государственным органом)подлежит возмещению от лица Российской Федерации, отдельным субъектом РФ, или муниципальным образованием.

В таки делах суду важно установить именно наличие факта причинения вреда, действительно ли ущерб был нанесен, а так же немаловажным моментом является доказательство вины причинителя и наличие причинно-следственной связи между незаконными действиями сотрудников ФССП и полученным в результате ущербом, уроном. При чем здесь не играет роли, были ли действия пристава признаны законными, в любом случае если пристав своими действиями нанес вред, но они были законными, не может служить причиной для отказа в иске, здесь каждый конкретный случай будет рассматривать суд и к таким спорным делам нужно готовиться крайне тщательно.

Многие не знают в какой же суд подавать исковое заявление? Скажем сразу, если в деле участвует гражданин, то такое дело подведомственно судам общей юрисдикции, а если в деле участвуют юридические лица, то рассматриваться будет арбитражным судом.

Обратите внимание, что ответчиком по спорам о взыскании вреда причиненного приставами, является Федеральная служба судебных приставов, не смотря на то, что вред возмещать должна Российская Федерация, субъект РФ, или муниципальное образование. Но не редки случаи когда в судах общей юрисдикции ответчиком указывается Министерство финансов Российской Федерации.

Но все же, стоит отметить, что все же взыскивается вред причиненный незаконными действиями пристава, хотя выше я писал о том, что суд не может отказать в иске только по причине того, что действия пристава были законными, то есть в иске вам отказать не могут только и всего, суд будет в любом случае, а вот его исход не известен. Поэтому все же в суде вам потребуется признать действия судебного пристава незаконными.

Так же суд не имеет право отказать в иске в случае если факт причинения вреда был доказан, но вот размер причиненного ущерба не известен, ведь размер вреда в любом случае всегда возможно установить. В таких ситуациях размер вреда может быть определен в ходе судебного процесса, с разумной степенью достоверности и с учетом всех обстоятельств дела, а так же исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Нередко истец может ошибиться с определением ответчика и ошибиться указав в заявлении не ФССП а другой государственный орган, но в таком случае отказ суда в принятии искового заявления будет являться незаконным, так же будут незаконными оставление иска без движения только по данному основанию. В такой ситуации суд на стадии подготовки дела укажет ответчиком РФ, а так же привлекает к участию в деле Федеральную Службу судебных приставов, так как ФССП наделена полномочиями выступать от имени РФ в суде по исковым заявлениям о возмещении ущерба причиненного незаконными действиями судебных приставов исполнителей.

Бывает, что имущество по законным основаниям изъятое приставами у должника после изъятия и передачи на хранение повреждается, но в таком случае читается, что должник все же исполнил свои обязательства перед взыскателем или в случае если он исполнил свои обязательства за счет другого имущества, вред подлежит возмещению должнику если помимо этого было утрачено какое либо другое изъятое у должника имущество, но если утраченное имущество было передано на хранение самому должнику, а он его утратил или повредил, то вред не возмещается.

В случае если утраченное изъятое имущество было предметом залога и в судебном порядке на данное имущество было обращено взыскание, то в такой ситуации вред возмещается залогодержателю и в такой ситуации истец должен доказать лишь сам факт утраты залогового имущества.

В случае если арестованное имущество было передано на реализацию Росимуществу, но в данном органе имущество было утрачено или повреждено, то судебные приставы вправе требовать от Росимущества выплаты и перечисления на депозитные счета ФССП, суммы рыночной стоимости поврежденного или утраченного имущества, а уже далее перечисленная сумма передается взыскателю. Требовать от Росимущества перевода денег за поврежденное или утраченное имущество ФССП вправе так же в судебном порядке.

Профессиональные направления преимущественно Гражданское право, Защита прав потребителей, Тудовые споры.

Незаконные действия (бездействие) пристава

Для реализации задач по правильному и своевременному исполнению исполнительных документов пристав наделен рядом полномочий, указанных в ст. 12 ФЗ N 118-ФЗ, которые он вправе и обязан использовать для недопущения сокрытия должником имущества, на которое возможно обращение взыскания.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – ФЗ N 229-ФЗ) содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены в 2-месячный срок.

Преждевременные или запоздалые действия судебного пристава-исполнителя, которые повлекли ущерб для взыскателя, часто становятся причиной для подачи иска в суд.

Так, в соответствии с п. 7 ст. 64, п. 4 ст. 69 Закона N 229-ФЗ пристав ввел в отношении имущества должника обеспечительную меру – ограничение на совершение регистрационных действий. Однако через некоторое время, посчитав, что взыскатель отказался от получения имущества в счет погашения долга, пристав снял ограничение, после чего должник реализовал указанное имущество. При этом денежных средств от продажи данного имущества в счет погашения долгов не поступило. После рассмотрения дела суд взыскал с ФССП РФ полную сумму ущерба, а также судебные расходы (см. решение АС Смоленской области от 31.05.2016 по делу N А62-249/2016).

В связи с ненадлежащими действиями судебного пристава, а именно несвоевременным наложением ограничения на распоряжение транспортным средством, автомобиль выбыл из собственности должника и, таким образом, данными действиями причинен убыток взыскателю. Пристав наложил арест на ТС спустя 7 месяцев после возбуждения исполнительного производства. К этому моменту ТС было продано должником третьим лицам, долг не погашен. В связи с тем что иного имущества у должника не было, пристав вернул исполнительный лист взыскателю и завершил исполнительное производство. Взыскатель обратился в суд. В результате рассмотрения данного дела суд взыскал с ФССП РФ сумму ущерба и уплаченную заявителем госпошлину в полном объеме (см. решение АС Нижегородской области от 23.03.2016 по делу N А43-22762/2015).

Часто рассматриваются споры о признании незаконным бездействия пристава, выразившегося в неналожении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке. В таком случае также имеется возможность взыскания убытков при признании бездействия пристава незаконным (см. Постановление ФАС СЗО от 12.09.2013 по делу N А45-28064/2012, Постановление ФАС ДО от 11.06.2013 по делу N А51-13607/2012).

2016 N 17АП-18921 2015-АК по делу N А60-42083 2015.

О возмещении вреда, причиненного бездействием пристава за счет казны РФ

вкл. 11 июня 2015 . Просмотров: 6934

Полагаю, что каждый из заинтересовавшихся настоящей статьей хотя бы раз в жизни сталкивался с сотрудниками Федеральной службы судебных приставов. При этом ни для кого не секрет, что не всегда судебные приставы-исполнители качественно выполняют функции, возложенные на них законом.

Казалось бы, вот и наступил тот момент, когда Вы защитили в судебном порядке свои права, отстояли свою позицию, и в скором времени должны получить то, что по праву принадлежит Вам (чаще всего это денежные средства), как вдруг на Вашем пути возникает множество сложностей, связанных с исполнением требований содержащихся в судебном акте.

Получив исполнительный лист, Вы предъявляете его в соответствующее подразделение ФССП, и смиренно ждете, когда же силами его сотрудников будет исполнено судебное решение. Но чаще всего для того, чтобы добиться положительного результата, приходится приложить немало усилий.

Попытаемся внести хоть какую-то ясность и дать несколько советов кредиторам (взыскателям).

Деятельность судебных приставов по принудительному исполнению судебных актов регулируется нормами Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 02.10.2007 № 229-ФЗ.

В соответствии со статьей 30 этого закона судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в возбуждении исполнительного производства. Этой же нормой установлен срок для добровольного исполнения требований содержащихся в исполнительном документе, который по общему правилу составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства.

Согласно статье 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства. Но на практике нередки ситуации, когда за два месяца судебным приставом-исполнителем не производится никаких действий, направленных на исполнение судебного акта. При этом должник, обладающий определенным имуществом, успевает передать его третьим лицам, в результате чего исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, становится невозможным.

В таких случаях важно знать, что взыскатель имеет право на возмещение вреда, причиненного действиями (бездействием) судебных приставов.

Некоторые разъяснения по этому поводу недавно даны Высшим Арбитражным судом Российской Федерации в Постановлении Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве».

Пленум ВАС РФ указал, что в случаях, когда судебным приставом-исполнителем совершены действия (бездействие), повлекшие невозможность исполнения судебного акта, в частности, незаконно снят арест с впоследствии отчужденного должником имущества, взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, за счет казны Российской Федерации по правилам статей 1064, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в том случае, если в связи с бездействием судебного пристава-исполнителя взыскатель утратил возможность на получение от должника денежных средств (например, если в период после возбуждения исполнительного производства на расчетных счетах должника имелись денежные суммы достаточные для исполнения судебного акта, которые впоследствии были отчуждены ввиду несвоевременных действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста), то взыскатель не лишается бесповоротно возможности получить исполнение судебного акта, вынесенного в его пользу. Аналогичное право на иск о возмещении вреда взыскатель приобретает в случае, если судебным приставом-исполнителем не было своевременно обнаружено имущество должника, при этом оно было отчуждено последним после возбуждения исполнительного производства.

Кроме того, Пленум ВАС РФ разъяснил, что право на иск о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации взыскатель приобретает и при утрате переданного на хранение или под охрану имущества в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Это связано с тем, что именно судебный пристав-исполнитель в силу статьи 403 ГК РФ несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

Читайте также:  Декларация 3 НДФЛ при дарении квартиры родственнику — нужно ли подавать?

Безусловно, искам такого рода сопутствуют определенные сложности в доказывании, и в связи с этим ВАС РФ дал арбитражным судам некоторые указания.

Так, нарушением конституционного принципа справедливости и лишением возможности защиты нарушенного права будет являться полный отказ в иске в связи с тем, что истец не может доказать точный размер своих имущественных потерь.

По мнению Пленума ВАС РФ, объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, не должна снижать уровень правовой защищенности взыскателя в исполнительном производстве, в чью пользу принят, но не исполнен судебный акт. В том случае, если размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности, размер подлежащего возмещению вреда должен определяться арбитражным судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

В частности, если из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, возможный размер убытков, причиненный судебным приставом-исполнителем, может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи.

Логично в таком случае сделать вывод, что если после возбуждения исполнительного производства и по истечении срока, установленного для добровольного исполнения, на счетах должника имелись какие бы то ни было денежные суммы, которые впоследствии им были отчуждены, то размер убытков, причиненных судебным приставом-исполнителем, должен быть равен сумме отчужденных денежных средств.

От позиции ВАС РФ по данному вопросу отличается позиция судов общей юрисдикции: в этой системе судов сложилась противоположная практика. В частности, суды указывали на необходимость доказывания взыскателем факта и размера убытков, причинно-следственной связи между ними и действиями (бездействием) судебного пристава.

Кроме того, Пленум ВАС РФ подтвердил позицию, сложившуюся в судебной практике, согласно которой возможность неоднократного предъявления исполнительного листа к взысканию не может быть истолкована как отсутствие у взыскателя права на возмещение вреда.

Юрист Агентства правовых технологий «Магистр» А. Ночевка

В том случае, если размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности, размер подлежащего возмещению вреда должен определяться арбитражным судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя: проблематика доказывания

Нахова Елена Александровна, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права Санкт-Петербургского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России).

Статья посвящена особенностям доказывания и доказательств по делам, связанным с возмещением вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя. На основе анализа судебной практики делаются значимые выводы об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела, о распределении обязанностей по доказыванию, необходимых доказательствах.

Ключевые слова: доказывание и доказательства в цивилистическом процессе, незаконные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, возмещение вреда.

Compensation for damage caused by unlawful actions (or inaction) of the judicial bailiff-executor: problems of proof

Nakhova Elena Alexandrovna, Candidate of Legal Sciences, Associate Professor of the Department of Business Law of the N orth-Western Branch of the All-Russian State University of Justice (RLA of the Ministry of Justice of the Russian Federation).

The article is devoted to peculiarities of proof and evidences in cases related to compensation for damage caused by unlawful actions (inaction) of the judicial bailiff-executor. Based on the analysis of judicial practice the author makes important insights about circumstances relevant to consideration of the case, distribution of proof responsibilities, necessary evidences.

Key words: proof and evidences in civil proceedings, unlawful actions (inaction) of the judicial bailiff-executor, compensation for damage.

Исковой порядок установлен для рассмотрения требований о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения . Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам гл. 17 Закона об исполнительном производстве , но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (ст. 1069 ГК РФ ) . Иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств – ФССП России (п. 3 ст. 125, ст. 1071 ГК РФ, подп. 1 п. 3 ст. 158 БК РФ ). Неправильное определение истцом ответчика либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию, привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган – ФССП России, наделенный полномочиями выступать от имени Российской Федерации в суде по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя . При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает на взыскание суммы вреда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации. Если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи. Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика. Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества . По смыслу ч. 1 ст. 89 Закона об исполнительном производстве в случае утраты арестованного имущества, переданного на реализацию территориальным органам Федерального агентства по управлению государственным имуществом, территориальные органы ФССП России вправе требовать от Росимущества (в том числе в судебном порядке) перечисления на депозитные счета структурных подразделений службы судебных приставов, передавших имущество на реализацию, его рыночной стоимости для дальнейшего зачисления денежных средств взыскателям по исполнительным производствам. В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК РФ ). Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание. В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника. Положения ч. 5 ст. 356 КАС РФ , ч. 4 ст. 321 АПК РФ и ч. 3 ст. 22 Закона об исполнительном производстве, предоставляющие взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного листа после его возврата, не препятствуют взыскателю, утратившему возможность получить причитающиеся с должника суммы (имущество) в связи с выбытием этого имущества по причине незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, обратиться в суд с иском о возмещении вреда. По смыслу ст. 1081 ГК РФ Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества – с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), при использовании недостоверной оценки имущества должника, если эту оценку производил оценщик, – с оценщика. Поскольку в качестве представителя ответчика по основному обязательству о возмещении вреда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации выступает ФССП России, то ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда.

Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства” // Российская газета. 30 ноября 2015 г. N 270.
Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” // Российская газета. 6 октября 2007 г. N 223.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
Пункты 80 – 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”.
Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ // Российская газета. 1998. 12 августа. N 153 – 154.
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 14 декабря 2015 г. N 33а-21996/2015 по делу N 2-549/2015 // СПС “КонсультантПлюс”.
Пункт 83 Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”; Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 17450/12 по делу N А56-55948/2011 // Вестник ВАС РФ. 2013. N 8; Определение Верховного Суда РФ от 12 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-2903, А76-18066/2013 // СПС “КонсультантПлюс” и др.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Российская газета. 1994. 8 декабря. N 238 – 239.
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. N 21-ФЗ // Российская газета. 2015. 11 марта. N 49.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Российская газета. 2002. 27 июля. N 137.

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда. То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда. Законность/незаконность действий судебного пристава-исполнителя устанавливается судом в административном судопроизводстве по правилам гл. 22 КАС РФ, арбитражным судом по правилам гл. 24 АПК РФ с учетом разъяснений, содержащихся в п. п. 8 – 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства”. На основании ч. 1 ст. 62 КАС РФ лица, участвующие в деле, обязаны доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, если иной порядок распределения обязанностей доказывания по административным делам не предусмотрен КАС РФ. Обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения административного дела, определяются судом в соответствии с нормами материального права, подлежащими применению к спорным публичным правоотношениям, исходя из требований и возражений лиц, участвующих в деле. При этом суд не связан основаниями и доводами заявленных требований по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия), соответственно принятых или совершенных органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами и организациями, наделенными отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностными лицами, государственными или муниципальными служащими. Обязанность доказывания обстоятельств, указанных в п. п. 1 и 2 ч. 9 ст. 226 КАС РФ (1) нарушены ли права, свободы и законные интересы административного истца или лиц, в защиту прав, свобод и законных интересов которых подано соответствующее административное исковое заявление; 2) соблюдены ли сроки обращения в суд), возлагается на лицо, обратившееся в суд, а обстоятельств, указанных в п. п. 3 и 4 ч. 9 и в ч. 10 ст. 226 КАС РФ (3) соблюдены ли требования нормативных правовых актов, устанавливающих: а) полномочия органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, на принятие оспариваемого решения, совершение оспариваемого действия (бездействия); б) порядок принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия) в случае, если такой порядок установлен; в) основания для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами; 4) соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения), – на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие). В соответствии с ч. 3 ст. 189 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, законности оспариваемых решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, возлагается на органы и лица, которые приняли оспариваемый акт, решение, совершили оспариваемые действия (бездействие).

В силу ст. 1064 ГК РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что он причинен не по его вине.

Так, например, истцом должна быть доказана совокупность обстоятельств, влекущих ответственность службы судебных приставов перед предпринимателем в форме возмещения убытков . Требуя возмещения вреда, истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике .

Определения Верховного Суда РФ от 7 октября 2016 г. N 304-ЭС16-12826 по делу N А81-1989/2015, от 5 октября 2016 г. N 301-ЭС16-10674 по делу N А43-9631/2015, от 29 августа 2016 г. N 303-ЭС16-10031 по делу N А04-9230/2015 // СПС “КонсультантПлюс”.
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 “Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами” // Вестник ВАС РФ. 2011. N 8.

Круг доказательств, на которые лица, участвующие в деле, могут ссылаться в подтверждение правомерности (неправомерности) действий судебного пристава-исполнителя, весьма широк и зависит от особенностей конкретного дела. Для установления данных обстоятельств необходимо как минимум изучение судом материалов исполнительного производства, касающихся предмета спора. О представлении в судебное заседание материалов исполнительного производства должна заблаговременно позаботиться заинтересованная сторона. Самостоятельно представить подлинные материалы исполнительного производства должник и взыскатель в силу известных причин не могут, поэтому на стадии подготовки дела к судебному разбирательству они вправе заявить перед судом ходатайство об их истребовании из соответствующего территориального подразделения службы судебных приставов. На практике в подтверждение незаконности действий судебного пристава-исполнителя истцы зачастую ссылаются на вступившие в законную силу решения судов, состоявшиеся по жалобе на соответствующие действия судебного пристава-исполнителя, которыми таковые признаны незаконными . Доказательства причинения вреда также зависят от особенностей конкретного дела. Например, по иску взыскателя о возмещении вреда, причиненного незаконным снятием судебным приставом-исполнителем ареста с единственного автотранспортного средства должника, когда другое имущество у должника, на которое может быть обращено взыскание, отсутствует, а автомобиль после снятия с него ареста был отчужден должником, в подтверждение возникновения вреда и размера убытков истцом могут быть представлены копия исполнительного документа и справка о стоимости автотранспортного средства (в случае спора – заключение экспертизы). Также может быть представлен расчет убытков.

Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, А.В. Закарлюка, Л.М. Звягинцева и др.; под ред. И.В. Решетниковой. 3-е изд., перераб. М.: Норма, 2005 // СПС “КонсультантПлюс”.

Доказательства отсутствия вины судебного пристава-исполнителя также представляются в зависимости от обстоятельств конкретного дела. Так, по иску должника о возмещении вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем незаконным взысканием исполнительского сбора, когда незаконность его взыскания установлена решением суда по жалобе на действия судебного пристава-исполнителя, в подтверждение отсутствия вины судебного пристава-исполнителя ответчиком могут быть представлены доказательства добровольной уплаты исполнительского сбора должником .

Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / С.Л. Дегтярев, А.В. Закарлюка, Л.М. Звягинцева и др.; под ред. И.В. Решетниковой.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение под охрану либо законно изъятого у должника и переданного на хранение под охрану иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Верховный Суд дал разъяснения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава

17 ноября 2015 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации вынес Постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Это обширный документ, в котором в целях единообразия применения судами законодательства дан ряд разъяснений.

Нам видится интересным и полезным для практического применения, в первую очередь, глава, посвященная возмещению вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

Приводим для наших читателей текст данной главы.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя

Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (статья 1069 ГК РФ).

Иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств – ФССП (Федеральная служба судебных приставов) России (пункт 3 статьи 125, статья 1071 ГК РФ, подпункт 1 пункта 3 статьи 158 БК РФ).

Неправильное определение истцом ответчика либо государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не может влечь за собой отказ в принятии искового заявления, его возвращение, оставление без движения либо отказ в иске только по этому основанию. Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в судебном акте указывает ответчиком Российскую Федерацию, привлекает к участию в деле надлежащий государственный орган – ФССП России, наделенный полномочиями выступать от имени Российской Федерации в суде по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя.

При удовлетворении иска о возмещении вреда в резолютивной части решения суд указывает о взыскании суммы вреда с Российской Федерации в лице ФССП России за счет казны Российской Федерации.

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества.

По смыслу части 1 статьи 89 Закона об исполнительном производстве в случае утраты арестованного имущества, переданного на реализацию территориальным органам Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее – Росимущество), территориальные органы ФССП России вправе требовать от Росимущества (в том числе в судебном порядке) перечисления на депозитные счета структурных подразделений службы судебных приставов, передавших имущество на реализацию, его рыночной стоимости для дальнейшего зачисления денежных средств взыскателям по исполнительным производствам.

В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (пункт 5 статьи 393 ГК РФ).

Если в ходе исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не осуществил необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание.

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Положения части 5 статьи 356 КАС РФ (Кодекс административного производства), части 4 статьи 321 АПК РФ и части 3 статьи 22 Закона об исполнительном производстве, предоставляющие взыскателю право неоднократного предъявления к исполнению исполнительного листа после его возврата, не препятствуют взыскателю, утратившему возможность получить причитающиеся с должника суммы (имущество) в связи с выбытием этого имущества по причине незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, обратиться в суд с иском о возмещении вреда.

По смыслу статьи 1081 ГК РФ Российская Федерация в порядке регресса вправе взыскать сумму возмещенного вреда с лица, виновного в его причинении, например, при утрате имущества – с лица, которому имущество передано на хранение (хранителя или должника), при использовании недостоверной оценки имущества должника, если эту оценку производил оценщик, – с оценщика.

Поскольку в качестве представителя ответчика по основному обязательству о возмещении вреда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации выступает ФССП России, то ФССП России вправе предъявить иск от имени Российской Федерации в порядке регресса к лицу, виновному в причинении вреда.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение под охрану либо законно изъятого у должника и переданного на хранение под охрану иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу.

Юридические услуги

ознакомление с материалами исполнительного производства и оценка перспектив взыскания убытков вреда.

Добавить комментарий