Какими могут быть последствия, если дали ложные показания следователю?

Что делать, если вы дали ложные показания?

Подробно разъяснить все нюансы дачи ложных показаний и оградить от их возможных последствий помогут специалисты Центральной коллегии адвокатов Москвы. Только опытные юристы смогут найти правильное решение и подсказать выход из ситуации, если дача ложных показаний уже имела место.

Консультацию адвоката по вопросу дачи ложных показаний можно получить:

  • очно, в офисе (Москва, ст. м. Белорусская, площадь Тверская Застава, дом 3, оф. 342);
  • позвонив по телефону +7 495 925-94-67.
  • оставив заявку на бесплатную консультацию на сайте;

Кроме того, следует знать, что показания по уголовному делу могут использоваться в качестве доказательств, даже если свидетель или подозреваемый позднее откажутся от них.

Уголовные дела.

В какой момент человек считается виновным?

Как и многие другие преступления, дача ложных показаний должна сопровождаться составом. В него входят четыре основных элемента:

  1. Субъект (согласно законодательству, это может быть любой человек от 16-и лет).
  2. Степень опасности ложных показаний для общества.
  3. Субъективная сторона вопроса.
  4. Объект действия.

Законодательство представляет свидетеля как лицо, информированное об определенных деталях совершенного преступления.

Статьи 306, 307 УК РФ «Дача ложных показаний по уголовному делу»

Вас вызывают в суд в качестве свидетеля, но вы хотите «соврать»?

Лучше 100 раз подумать перед этим, ведь за подобные общественно опасные деяния грозит наказание вплоть до лишения свободы на срок аж до 5 лет.

За дачу ложных показаний по делу статья 307 УК предусматривает несколько возможных видов санкций, но минимальная – штраф до 80 000 рублей.

Арест до 3-х месяцев.

Меры наказания за неверную информацию

Дача ложных показаний статья за которые, устанавливает несколько видов наказания, имеет правовые последствия. Статья за дачу ложных показаний информирует: нести свою меру ответственности могут не только свидетели, но и эксперты, давшие не правдивое заключение, специалисты ведомств, которые неправильно осуществляли деятельность по переводу. Если дачу ложных показаний зафиксировали в момент разбирательства или на этапе предварительного следствия, то этот факт предполагает:

  • штрафная санкция, взимаемая с гражданина, в сумме до 80 000 рублей в бюджет государства;
  • списание заработка или его других доходов в течение полугода после вынесения приговора;
  • работы, предполагаемые в обязательном режиме, варьируются до 480 часов;
  • работы, предполагаемые в исправительном режиме, назначаемые на срок от 1 месяца до 2 лет;
  • возможен арест (в качестве срока рассматривается период от 1 месяца до 3 месяцев).

В случае дачи заведомо ложных показаний при сочетании с обвинительным обоснованием для других граждан в действиях, влекущих вред в виде тяжких и особо тяжких преступных действий, предусмотрены такие виды ответственности:

  • работы в принудительном порядке, назначаемые от 1 месяца до 5 лет;
  • отсутствие прав на свободу до 5 лет.

Ложные показания статья не говорит о принятии ответственности за их предоставление следователю или судье для тех, кто находится в роли обвиняемого. Её распространенность действует на свидетелей, пострадавших и третьих лиц.

Если во время ведения деятельности по расследованию, дознанию, либо при судебном разбирательстве известили всех участников процесса с помощью устного сообщения, что с их стороны имеет место дача ложных показаний.

Когда наступает ответственность в рамках 307 статьи УК РФ?

Состав данного преступления, как и в случае с другими преступлениями, выражен четырьмя составляющими:

  • Субъектом. В рамках 307 статьи им является вменяемый дееспособный гражданин в возрасте от 16 лет.
  • Объектом – отношениями в сфере правосудия.
  • Объективной стороной.
  • Субъективной стороной.

Рассмотрим эти составляющие подробно.

Также потерпевшим может быть юридическое лицо, понёсшее убытки и репутационные потери.

У вас есть свое мнение, вопрос или вам нужен совет адвоката по теме этой публикации?

Какие рекомендации можно дать свидетелю, вызванному по уголовному делу.

К вопросу об изобличении заведомо ложных показаний

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики. Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены. При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов и специалистов, правильный перевод имеют исключительно важное значение в обеспечении правосудия по уголовным, гражданским и другим делам. В частности, невозможно вести борьбу с преступностью без наличия правдивых показаний свидетелей и потерпевших. Поэтому заведомо ложное показание данных участников судопроизводства, предусмотренное ст. 307 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ), расценивается законодателем как преступление против правосудия. В обиходе данное преступление обычно называют лжесвидетельством.

Не вызывает сомнения, что общественная опасность заведомо ложных показаний, получающих все большее распространение, очевидна. Они затрудняют расследование, препятствуют достижению истины, затягивают сроки следствия и дознания, помогают виновным уйти от ответственности, а также могут привести к осуждению невиновных.[1]

Устанавливая уголовную ответственность за данное преступление, законодатель преследовал цель обеспечения достоверности сообщаемых свидетелями и потерпевшими сведений. Как считают некоторые авторы, предполагается, что в данном случае под страхом привлечения к ответственности допрашиваемые лица дадут лишь правдивые показания, чем окажут помощь предварительному следствию или суду, выполнив при этом конституционно устанавливаемую обязанность содействия правосудию[2].

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики. Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены. При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Как отмечает Д.Ю. Гончаров, в части привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ закон применяется малоэффективно, а в отдельных регионах на протяжении ряда лет не применяется вообще. Инициативы уголовного преследования со стороны лиц, непосредственно занимающихся расследованием преступлений и сталкивающихся с отказом свидетелей и потерпевших давать показания, не находят поддержки у начальников следственных отделов, прокуроров и судей.[3] То же можно сказать и о применении статьи 307 УК РФ в части привлечения к уголовной ответственности лиц, дающих ложные показания.

Рассматриваемый вид преступления характеризуется высокой латентностью.[4]

По мнению В.А. Блинникова, уровень латентности данного вида преступлений достигает 50 % по уголовным делам и 90 % – по гражданским делам, по оценкам большинства экспертов – судей, прокуроров и следователей.

Большинство ложных показаний даются в суде и обыкновенно они заключаются в изменении правдивых показаний, данных в ходе предварительного расследования (свыше 70 %). Количество уголовных дел данной категории незначительно – в целом по России в год их возбуждается 100 – 200.

Среди осужденных большинство – свидетели (около 70 %), остальные – потерпевшие. Экспертов и переводчиков, привлеченных к уголовной ответственности, ни одним исследованием не выявлено.

Самым распространенным объективным фактором лжесвидетельства выступает воздействие обвиняемых и других близких им лиц, нередко проявляющееся в принуждении к даче ложных показаний, а из субъективных – страх перед расправой и жалость к обвиняемому или его семье.

Цели лжесвидетельства не отличаются разнообразием. Преобладают цели оправдания (65,2 %) или смягчения (25,8 %) вины обвиняемых. Обвинительные показания дают около 10 % свидетелей и потерпевших.[5]

В.А. Образцов причины лжесвидетельств свидетелей, потерпевших видит в следующем.

Причины, порождающие ложные показания свидетелей и потерпевших:

  • воздействие, которое они испытали со стороны заинтересованных лиц (просьбы последних, уговоры, подкуп, шантаж и т.д.);
  • болезненное состояние психики;
  • личная заинтересованность в исходе дела;
  • намерение избежать нежелательного обременительного участия в уголовном процессе;
  • нежелание помогать правоохранительным органам в установлении истины из-за негативного отношения к их работе, конкретным работникам.

В генезисе лжи существенную роль играют эмоции человека: страх, гнев, злорадство, зависть, тревога, надежда, отчаяние и проч.
В качестве мотивов лжесвидетельства могут выступать корыстные побуждения, ложно понятые интересы коллектива, чувство товарищества, попытка самоутверждения таким способом и т.д.
Делается это из:

  • опасения, что признание вины может изменить в худшую сторону судьбу допрашиваемого и его положение в обществе, повредить собственной репутации, причинить иной вред себе и другим людям;
  • желания отомстить соучастнику или иным лицам;
  • боязни мести со стороны соучастников, других заинтересованных лиц;
  • корыстных побуждений или соображений получения иной выгоды.[6]

По данным Ю.И. Кулешова, в 55,4 % изученных уголовных дел свидетели (16,2%) в суде отказались от первоначальных показаний, которые они давали на предварительном следствии, отрицали те фактические обстоятельства, о которых они ранее говорили в своих показаниях. Причины этого они объяснили физическим и психическим насилием со стороны сотрудников правоохранительных органов (22,5%); иными незаконными действиями (обман, уговоры, обещания, использование алкоголя и наркотических средств) (2,8%).[7]

Как представляется, существует еще ряд причин возникновения ситуаций, когда во многих случаях наряду с другими доказательствами в основе обвинительных приговоров (а также решений судов по гражданским делам) лежат показания свидетелей, которые не отражали действительных обстоятельств дела, но не были оценены как ложные.

Эта причина связана с тем, что предупреждая свидетеля или потерпевшего об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, следователи и судьи во многих случаях не разъясняли им положения, содержащегося в примечании к ст. 307 УК РФ. В соответствии с данным Примечанием свидетель или потерпевший освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний.

Считается, что примечание к статье направлено на предотвращение серьезных последствий дачи ложных показаний (неправильного заключения эксперта или перевода), которые могут быть положены в основу приговора или решения суда. Примечание дает возможность лицам, совершившим рассматриваемое преступление, осознать свой поступок, исправить случившееся и избежать уголовной ответственности.[8]

Вместе с тем, многие свидетели, с которыми нам приходилось беседовать или допрашивать в судах заявляли о том, что это положение уголовного закона им не известно. И дав однажды следователю ложные показания по одной из вышеперечисленных причин, они повторяли их в суде только потому, что думали, что если об этом станет известно, то они понесут предусмотренное законом наказание.

Однажды автор этой статьи явился свидетелем семейной драмы.

В результате оговора со стороны своей матери, которая участвовала в деле в качестве потерпевшей, а также показаний ее подруги, допрошенной по делу в качестве свидетеля, за кражу ноутбука был осужден гражданин Т. Согласно материалам дела мать Т. заявила о том, что сын похитил у нее ноутбук, который сам же и подарил ей на день рождения незадолго до этого. Позже якобы случайно подруга рассказала ей, что этот ноутбук она приобрела о Т., и он находится у нее дома. В результате выемки ноутбук был изъят и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства.

Допрошенный следователем Т., сознался в содеянном, а позже свои показания подтвердил в суде. Был осужден к реальному сроку лишения свободы.[9]

При обсуждении вопроса о составлении кассационной жалобы на приговор районного суда Т. пояснил автору настоящей статьи, что на самом деле преступления он не совершал. Вынужден был оговорить себя, т.к. опасался, что в случае раскрытия обмана мать могут привлечь к уголовной ответственности за ложный донос, а ее подругу за дачу ложных показаний.

В ходе беседы с матерью осужденного Т. она подтвердила слова сына и объяснила, что сын после ссоры с женой жил у нее, стал злоупотреблять спиртными напитками. Она хотела «попугать» сына и решила обвинить его в преступлении, которого он не совершал. При этом она уговорила свою подругу помочь ей в этом.

Читайте также:  Дополнительное соглашение к договору возмездного оказания услуг на обучение в автошколе - бланк 2020

Выяснилось, что до этого ее предупреждали об уголовной ответственности за ложные показания, но никто не объяснил, что она может быть от нее освобождена в результате добровольного заявления об этом до удаления суда в совещательную комнату. И переживала потом не столько за себя, сколько за подругу, которая поддалась ее уговорам и стала лжесвидетелем.

На мое предложение заявить об этом в суде кассационной инстанции она отказалась. В данном случае она стояла перед выбором: изобличить себя и постороннего человека в лжесвидетельстве, либо оставить все как есть. Закончилось тем, что «победила» дружба.

В настоящее время Т. отбывает уголовное наказание за преступление, которого не совершал. Его жена одна воспитывает двух малолетних детей.

Вот такая история. А могло бы все быть по-другому. Если бы матери и ее подруге вовремя было разъяснено положение Примечания к ст. 307 УК РФ

И до этого случая и после него, нам неоднократно приходилось участвовать в судебных процессах. Попытки в судебных заседаниях разъяснить рассматриваемое положение закона допрашиваемым лицам нередко приводили к репликам со стороны обвинения о необходимости сделать адвокату замечание. Якобы, таким образом адвокат оказывает давление на свидетеля или потерпевшего с целью изменить данные ранее показания.

Конечно, если ложные показания дают, например, сотрудники правоохранительных органов, по делам, поводом к возбуждению которых явились сфальсифицированные результаты оперативно-розыскной деятельности либо использовались такие же доказательства (а такие случаи, к сожалению, не единичны[10]), наивно думать, что разъяснение положения закона об освобождении раскаявшихся лжесвидетелей от уголовной ответственности, что-то изменит.

Тем не менее, как представляется своевременное разъяснение свидетелям и потерпевшим Примечания к ст. 307 УК РФ, можно считать не только достаточно эффективным тактическим приемом допроса, направленным на установление истины по делу, н и процессуальным «оружием» следователей, государственных обвинителей, адвокатов и судей.

По нашему мнению, было бы правильным, если в части 5 статьи 164, 216, 268, 277 и 278 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержалось указание на обязательность разъяснения рассматриваемого положения свидетелям и потерпевшим.

Литература

  1. См.: Жиляев А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Нижний Новгород, 2002. -30 с. [Электронный ресурс] // Федеральный правовой портал Юридическая Россия: сайт- URL http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=107709
  2. См. например: [Электронный ресурс] // Юр.Профи. Коллегия адвокатов Москвы: сайт – URL: http://www.urprofy.ru/node/256
  3. Гончаров Д. Ю. Ответственность за отказ от дачи показаний // Журнал Российского права. 2002. № 6.
  4. См.: Малышев Я.В. «Основные направления совершенствования уголовной ответственности за заведомо ложные показания потерпевшего и свидетеля» [Электронный ресурс] // Научная библиотека Томского государственного университета: сайт – URL http://www.lib.tsu.ru/
  5. См.: Блинников В. А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты лжесвидетельства: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Нижний Новгород,1998. с. -22 [Электронный ресурс] // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал: сайт – URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=82531
  6. См.: Образцов В.А. Криминалистическая психология [Электронный ресурс] // Электронная библиотека TheLib.ru: сайт – http://thelib.ru/books/obrazcov_viktor_aleksandrovich/kriminalisticheskaya_psihologiya-read-38.html
  7. См.: Кулешов Ю.И. Преступления против правосудия: проблемы теории, законотворчества и правоприменения: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. – Владивосток, 2007 // Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: сайт- URL http://sartraccc.ru/0
  8. См., например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. доктор юридических наук, профессор А. В. Наумов) — М.: Юристь, 1997
  9. Архив Ленинского районного суда г. Тюмени, уг. дело № 1-375/2012
  10. См., например, Сидоров А.С. К вопросу об оценке действий сотрудников органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и лиц, оказывающих им содействие, при осуществлении проверочной закупки наркотических средств // Совершенствование деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Всероссийской научно-практической конференции (23-24 октября 2008г.) – Тюмень: ТГИМЭУП, 2008; Сидоров А.С. К вопросу об использовании в уголовно-процессуальном доказывании результатов проверочной закупки наркотических средств // Проблемы защиты прав человека в российском судопроизводстве: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Тюмень.6-7 февраля 2009г.). В 2 ч. Ч. 1 /Под ред. Л.М. Володиной. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2009; Сидоров А.С. К вопросу о «примитивном» подходе к расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков // Проблемы предупреждения и борьбы с преступностью и другими правонарушениями: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 31 мая -1 июня 2012 года. Под ред. Н.Ю. Лебедева. – Новосибирск: НГУЭУ, 2012 и др.

Опубликовано: Проблемы уголовно-процессуальной науки ХХI века», посвященной 75-летию доктора юридических наук, профессора З.З. Зинатуллина: материалы международной научно-практической конференции (Ижевск, 7-8 февраля 2013 года).

При этом она уговорила свою подругу помочь ей в этом.

Можно ли освободиться от ответственности

Как уже было сказано выше, ответственность не наступает, если информация представляет собой не заведомо ложные сведения, а так называемое добросовестное заблуждение лица, то есть искажение сведений носит ненамеренный характер.

Есть также и специальное условие, отмеченное в примечании к 307 статье УК РФ, при выполнении которого ответственность снимается. Это добровольное признание в даче ложных показаний. Однако работает это условие на этапе следствия, до вынесения приговора судом. Лицо, сознавшееся в искажении информации не подлежит уголовному преследованию.

Есть и третий способ уйти от ответственности – сказать неправду. Согласно Конституции РФ обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя самого, соответственно, он может солгать, чтобы защитить себя самого. Линия защиты, построенная на лжи таким образом, не является преступлением, в этом случае подсудимый может законно солгать следствию.

По ссылке «Может ли врач уклониться от ответственности за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ)».

Можно ли освободиться от ответственности.

Лица, освобождаемые от ответственности

Если лицо, предоставившее заведомо ложные сведения в рамках расследования уголовного дела, призналось в совершении данного деяния до того, как суд вынес приговор, то оно освобождается от уголовной ответственности.

Кроме того, не несут ответственности следующие лица:

  1. граждане, являющиеся свидетелями или потерпевшими, не достигшие 16 лет;
  2. подозреваемые, обвиняемые и подсудимые (согласно ст. 51 Конституции РФ ).

дал заведомо ложные показания.

Из ложных и объективных показаний свидетелей следствие выбирает те, что ему удобнее

Я защитник по уголовному делу, которое расследуется в Следственном управлении УМВД России по Хабаровскому краю. Сейчас идет предварительное расследование.

Ключевых свидетелей по делу следствие жестко напугало, воспользовавшись тем, что обычные люди не совсем ориентируются в своих правах и не обладают юридическими знаниями. Их дезинформировали, сказав, что сделают соучастниками преступления, что отберут жилье, если они на допросах и на очной ставке скажут правду. Потому что правда оказалась не угодна следствию. Люди испугались и сказали все, что требовали следователь и оперативный сотрудник, который помогал в этом мероприятии.

В рамках предварительного расследования через несколько дней после того, как свидетели дали заведомо ложные показания, они, скажем так, одумались, прибегли к юридической помощи. Свидетели, воспользовавшись примечанием к статье 307 Уголовного кодекса, заявили о том, что ими были даны ложные показания.

Свидетели рассказали, как все происходило на самом деле, каким образом на них было оказано давление, что дословно им говорил следователь, что говорилось оперативным сотрудником, каким образом их склоняли, принуждали к даче недостоверных показаний. Все это они изложили письменно в своих заявлениях, которые подали следственному органу. И в рамках, опять же, предварительного следствия их допросили повторно, по их же ходатайству, и они уже рассказали там все. Тому же самому следователю.

Дело в том, что, поскольку следователь не менялся, дело как находилось у него в производстве, так и находится. Свидетели заявили о том, что показания, которые они дали первоначально, ложные, соответственно, описали, при каких обстоятельствах они были получены. После повторного допроса следователь вынесла постановление, в котором указала, что следственный орган «отказывает в признании первоначальных показаний ложными». То есть следственный орган формально их запросил повторно, но будет руководствоваться, судя по всему, в обвинительном заключении, если оно все-таки будет, ссылкой на первоначальные показания.

Когда свидетели спохватились и обратились к адвокату за юридической помощью, выяснилось, это надо было делать гораздо раньше. Уже в юридическом сопровождении они подали заявление в прокуратуру, в Следственный комитет по факту принуждения к даче заведомо ложных показаний. И в настоящий момент проводятся соответствующие проверки.

Ради чего следователи на начальном этапе так старались? Дело – хозяйственный спор – возбуждено без явного состава преступления, но, они пытаются, скажем прямо, сфабриковать уголовную доказательную базу, для того чтобы подготовить обвинение и отправить дело в суд.

Уголовные дела за дачу заведомо ложных показаний возбуждаются нечасто по разным причинам, в том числе считается, что с этим нечего возиться, что и так судимых достаточно.

Как разоблачить ложные показания свидетелей

Насколько актуальна эта проблема, я думаю, говорить нет смысла. Когда клиенты вспоминают известную пословицу «закон – что дышло…», я уточняю: «свидетель – что дышло», а закон тут ни при чем. На самом деле судебные решения выносятся не судом, а в большей степени свидетелями и экспертами, хотя они, как правило, не осознают своей роли в судьбах людей. Справедливости ради следует отметить, что нередко сами судьи манипулируют свидетелями для вынесения нужного решения.

Свидетеля не проверишь на полиграфе, хотя до сих пор этот метод не является общепризнанным в распознавании лжи.

Что обычно предлагают юристы

Добропорядочные юристы, сталкиваясь с показаниями лжесвидетелей, обычно обрушивают на допрашиваемых шквал вопросов, иногда до конца непродуманных и бессмысленных, при этом вопросы нередко задаются в повышенном тоне. Но эмоциональное воздействие на свидетелей голосом, интонацией, жестами, разъяснение последствий ложных показаний и убеждение в неправильности занятой позиции обычно пресекаются судом как неуместные и неэтичные.

Я ни в коем случае не склонен считать, что ласковое обращение может склонить наглого лжеца показывать правду. Однако запугиванием свидетеля добиться правды в суде сложно, поскольку раздраженный человек похож на упрямую лошадь: он будет делать все, что угодно, кроме того, что от него требуется. Чуть что – и на дыбы. К тому же в таком состоянии свидетель может оговориться, а форсированный допрос свидетеля без предоставления ему времени для размышления может закончиться тем, что секретарь судебного заседания попросту не успеет отразить в протоколе все вопросы и ответы.

Недобропорядочные юристы приглашают в противовес лжесвидетелям и лжеэкспертам своих лжесвидетелей (если отсутствуют настоящие свидетели) либо договариваются со свидетелями и экспертами процессуального противника об изменении показаний либо их корректировке в свою пользу. Как известно, закон не устанавливает ответственности сторон в гражданском процессе и обвиняемого в уголовном процессе (его представителей) за дачу ложных объяснений и показаний. Тем не менее нужно иметь в виду, что ложь, связанная с фальсификацией документов, показаний свидетелей и экспертов, иногда выявляется и не всегда остается безнаказанной.

Что можно сделать еще

Общепсихологической основой, на базе которой возможно получение интересующих сведений, является теория бессознательного . Поскольку лжесвидетель сознательно не хочет передавать правдивую информацию, то его необходимо побудить к неосознанной ее передаче. Исходя из общих теоретических положений и практического опыта, выработанного человечеством, выделяют два основных способа получения необходимой информации.

• Первый – это побуждение субъекта к непроизвольным высказываниям об имеющихся фактах, представляющих интерес для дела.

• Второй – побуждение интересующего лица к непроизвольным физическим и экспрессивным действиям, содержащим соответствующую информацию.

Психологические методы широко используются при получении информации оперативными сотрудниками. Однако рамки судебного разбирательства часто не позволяют прибегать ко всему спектру психологических приемов. Например, не всегда возможна демонстрация свидетелям каких-либо предметов, оживляющих образы; разговоры на смежные темы; «подбрасывание» ложных доказательств и т. п. Особенно сложно приходится выявлять ложь при допросе несовершеннолетних, людей преклонного возраста, инвалидов или лиц, страдающих какими-либо хроническими заболеваниями, а тем более лиц, состоящих в дружеских отношениях со стороной.

Читайте также:  Производственная необходимость по трудовому кодексу рф 2020

Если существует возможность встречи со свидетелем противника (например, посредством общих знакомых или других свидетелей), то нужно этим обязательно воспользоваться и провести беседу с привлечением технических средств, чтобы подготовиться к допросу, выявить мотивацию свидетелей и впоследствии сопоставить переданные сведения с показаниями, данными свидетелями на суде.

В первую очередь необходимо выявлять мотивы дачи свидетелями показаний . Свидетеля легко «выбросить» из доказательственной базы противника в случае выявления дружеских или родственных отношений его с противником либо прочей заинтересованности. По гражданским делам свидетели каждой из сторон – это в большинстве своем люди заинтересованные: родственники, знакомые, соседи одной из сторон. Причем свою заинтересованность они иногда вообще не скрывают от участников процесса и суда, рассказывая, например, о том, что «со стороной по делу мы дружим с детства». Так, разоблачить лжесвидетелей можно, например, при помощи биллинга, предоставляемого сотовым оператором по запросу следователя и суда, что поможет уточнить место нахождения абонента телефонного номера в определенное время. Если выясняется, что свидетель был совершенно в другом месте, а не в том, о котором дает показания, выявлять противоречия в его показаниях уже не требуется. Иногда просто достаточно только спросить свидетеля о его графике работы, роде занятий, чтобы выяснить, что он не мог находиться в описанном им месте и в указанный период времени наблюдать какие бы то ни было события.

Поскольку оглашение показаний свидетелей и потерпевших в случае их неявки в суд не дает возможности проверки их показаний, то необходимо категорически возражать против этого, если, конечно, отсутствуют законные основания оглашения показаний, даже если в этих показаниях ничего существенного нет: свидетель может знать больше, чем записано. Именно по названным причинам соглашаться на производство по уголовному делу в особом порядке (то есть без допроса свидетелей) следует в исключительных случаях.

В случае если показания свидетелей, несмотря на возражения стороны, в нарушение закона оглашены, то в дальнейшем необходимо руководствоваться позицией Конституционного суда РФ, согласно которой обвиняемому в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний [23] .

Неправду в показаниях свидетелей можно высветить в редких случаях детализацией тех или иных обстоятельств, а если свидетель, напротив, акцентирует внимание на подробностях, то следует выяснить, почему он запомнил незначительные обстоятельства, оказывался ли он ранее в аналогичных ситуациях.

Юристу, участвующему в судебном процессе, нужно стремиться к тому, чтобы свидетель был допрошен неоднократно, поскольку наличие противоречий в различных его показаниях может свидетельствовать о лжи. Именно поэтому в ходе следствия целесообразно ходатайствовать об очных ставках со свидетелем, а также о его дополнительных допросах. Но противоречия в показаниях свидетеля могут возникнуть в связи с разным временем допроса, поэтому наиболее важные противоречия – это противоречия, возникающие в одном и том же допросе.

Для того чтобы не дать свидетелю возможности сгладить нестыковки в своих показаниях, целесообразно каждый раз уточнять у него, точно ли он помнит описываемые обстоятельства либо показания содержат лишь его предположение. Тем более что многие свидетели не понимают разницы между достоверным и вероятным знанием и свои версии иногда преподносят как сведения о достоверных фактах.

Еще один метод распознавания лжи – это выявление противоречий в показаниях допрашиваемого свидетеля и других лиц . Лучше сравнивать «равнозначные» показания, то есть данные примерно в одно время. Но обнаружить реально существующие противоречия не всегда удается, поскольку следователи стараются, чтобы в деле не было никаких противоречий, упрощая допросы новых лиц копированием показаний уже ранее допрошенных лиц.

Но даже если в итоге не удается получить от свидетелей правдивых показаний, практически от каждого свидетеля можно добиться слов «не помню», «не уверен», «может быть» и пр., которые ставят под сомнение весь его рассказ или его отдельные утверждения. Вопрос «Вы точно уверены в своих показаниях?» в некоторых случаях настораживает свидетеля, ему кажется, что допрашивающий знает правду и поэтому скрывать ее бессмысленно. Кстати сказать, далеко не каждый способен говорить неправду в суде, поэтому подобные «проговоры» свидетелей – довольно частое явление.

И последнее. Допрошенных свидетелей ни в коем случае нельзя отпускать из зала суда (о такой необходимости у участников процесса обычно спрашивает суд), нужно попросить их остаться для дополнительных вопросов, в том числе для проведения очных ставок с другими свидетелями. Это также позволит исключить их общение с недопрошенными свидетелями.

Свидетеля легко выбросить из доказательственной базы противника в случае выявления дружеских или родственных отношений его с противником либо прочей заинтересованности.

Ответственность за заведомо ложные показания в суде по административному делу

Ответственность за дачу показаний, выдуманных свидетелем, при совершенном административном правонарушении наступает для лиц старше 16 лет. Согласно норм КоАП РФ любой гражданин РФ будет предупрежден о том, что за подачу ложной информации и совершение нового административного преступления он будет наказан.

Нарушителя закона ожидает выплата штрафа – 1-1,5 тысячи рублей (ст.17.9 КоАП РФ).

Конечно же, привлечение к административной ответственности не несет серьезных правовых проблем в дальнейшем, заплатите штраф – и трудности закончатся. Однако не стоит забывать, что за возможное дезинформирование следственных органов придется отвечать перед судом. Практика показывает, что такие дела очень часты.

Арест на 2-4 месяца.

При этом важно знать, что ответственность предусматривается именно за ЗАВЕДОМО ложные показания, то есть те показания, о ложности которых на момент их дачи уверен и достоверно знает свидетель.

Судебная практика по ложным показаниям

Ложные показания в суде встречаются в разных ситуациях.

Существуют прецеденты сознательного обмана следствия и суда «по заказу» какой-либо из сторон, для затягивания следствия, из-за различного понимания ситуации и обстоятельств.

Встречается даже самооговор для защиты от обвинения близких. Все это суды учитывают в своей практике.

Несмотря на редкость применения административной ответственности за такие случаи примеры есть. Так, в январе 2013 года, в прокуратуру Октябрьского района г. Барнаула были отправлены материалы по результатам судебной проверки показаний свидетеля.

Он утверждал, что его знакомый, обвиняемый в нетрезвом вождении, не управлял автомобилем, а только ожидал его после телефонного звонка. Однако, детализация переговоров не подтвердила показания и было возбуждено административное производство, по результатам которого назначен штраф в размере 1 тысячи рублей.

Если в ходе судебного разбирательства выясняется факт обмана свидетеля или иных лиц судья не признает их таковыми непосредственно в решении по делу, но указываются причины, по которым отвергается свидетельство.

Затем факт лжесвидетельства может подлежать отдельному уголовному разбирательству.

Примером служит решение городского суда г. Сургута по уголовному делу № 1-820/2011. Из материалов дела следовало, что свидетель, являясь сотрудником правоохранительных органов, дал показания в поддержку позиции потерпевшего. Он утверждал, что обвиняемый напал с отверткой в руке, а потерпевший воспользовался правом необходимой обороны и произвел выстрел в отношении обвиняемого. Было установлено, что показания были заведомо ложными и свидетель привлечен к ответственности.

Сегодня законодательство более гуманно и дает виновному исправить ошибку, главное, сделать это вовремя.

Так, в январе 2013 года, в прокуратуру Октябрьского района г.

Какими могут быть последствия, если дали ложные показания следователю?

С дачей заведомо ложных показаний в следственной практике приходится встречаться довольно часто. Во многих случаях не говорят правду подозреваемые и обвиняемые, рассчитывая таким образом уклониться от ответственности. Нередки факты дачи ложных показаний свидетелями и потерпевшими. Это может объясняться нежеланием выступать в суде, рассказывать о своих предосудительных или интимных действиях, страхом мести со стороны обвиняемого или его друзей и т.д.

До получения правдивых показаний следователю нужно выяснить мотивы, двигавшие допрашиваемым, и активно побуждать его к отказу от избранного поведения. Практически это сводится к убедительной демонстрации ошибочности и недостойности позиции допрашиваемого. Он должен понять, что дача ложных показаний не позволит ему достичь своей цели, а лишь усугубит нежелательные последствия.

Главный метод воздействия, применяемый на допросе, – убеждение. Это информационно-логическое воздействие, связанное с передачей лицу сведений, стимулирующих к отказу от противоборства. Допрашиваемый должен прийти к осознанному выводу о нецелесообразности сокрытия истины и дать правдивые показания.

Принуждение, как метод воздействия, при котором предлагается совершить определенные действия или отказаться от них под угрозой тяжких последствий, не играет существенной роли в процессе допроса. Меры уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний предусмотрены лишь в отношении свидетелей и потерпевших. Статья 51 Конституции РФ освободила их от обязанности давать показания в отношении себя, своего супруга и близких родственников. Поэтому сфера принуждения здесь крайне ограниченна.

Убеждение, будучи основным методом психического воздействия на недобросовестного допрашиваемого, реализуется в тактике допроса по трем основным путям: разъяснение ошибочности избранной позиции, изобличение с помощью доказательств и маневрирование информацией. Каждое из этих направлений включает в себя комплекс приемов и правил, способствующих тому, чтобы сформировать у допрашиваемого намерение дать правдивые показания. Следует иметь в виду, что перечисленные тактические приемы применяются на практике комплексно. Их рассмотрение по отдельности предпринято в учебно-методических целях.

Важным условием, обеспечивающим эффективность тактических приемов, служит ограничение доступа к информации, которой располагает следователь. Тайна следствия охраняется законом (ст. 310 УК РФ), поэтому следователь вправе до окончания расследования определять, когда и в каком объеме информировать участников процесса относительно собранных по делу доказательств. При этом он исходит из своих тактических планов, учитывая, что преждевременное разглашение данных следствия может существенно помешать их реализации.

Разъяснение недобросовестному допрашиваемому ошибочности избранной позиции предполагает активную и целеустремленную разъяснительную работу, направленную на преодоление сложившейся у допрашиваемого установки на ложь. Успех зависит от того, сумеет ли следователь найти серьезные аргументы и убедительно изложить их. Лгущий подозреваемый должен понять, что его показания не соответствуют его же интересам и обязательно приведут к негативным последствиям.

Необходимо помнить, что подозреваемые – это лица, заинтересованные в исходе дела, а потому склонные к утаиванию или искажению обстоятельств совершенного преступления. Уголовной ответственности за отказ от показаний и дачу заведомо ложных показаний они не подлежат. Для них дача показаний – законное право и средство защиты от обвинения.

Получение правдивых показаний лиц этой категории – важная задача следователя. Подозреваемые лучше других осведомлены об обстоятельствах, подлежащих установлению, а потому способны сообщить довольно ценную информацию.

Тактика допроса подозреваемого в основном аналогична тактике допроса обвиняемого. Вместе с тем не следует забывать, что подозреваемый – это лицо, которому обвинение еще не предъявлено, поскольку данных для этого недостаточно. Не исключено, что подозрение может оказаться необоснованным, вызванным неблагоприятным стечением обстоятельств. Чтобы исключить ошибку и не толкнуть подозреваемого на самооговор, тактика его допроса должна быть более осторожной, а следователь обязан проявить максимум объективности.

Практикой в этих целях разработаны следующие приемы допроса подозреваемого:

1. Анализ положения, сложившегося по уголовному делу, раскрытие на этом фоне реальных перспектив и истинных интересов допрашиваемого.

Вызываемые на допрос лица не имеют полного представления о степени осведомленности следователя и доказанности конкретных эпизодов преступления. Они могут сомневаться в правильности своего решения дать ложные показания. Следователь должен попытаться обострить эти сомнения, оперируя информацией, известной, например, подозреваемому из обстоятельств его задержания и личного обыска. Раскрывая по мере необходимости другие данные, следователь выстраивает их в логическую цепь, приводит доводы в пользу того, что следствие идет по верному пути, а утаиваемые допрашиваемым обстоятельства скрыть невозможно. Истинные его интересы состоят в том, чтобы способствовать раскрытию преступления. Обвиняемому это позволяет рассчитывать на смягчение наказания (ст. 61 и 64 УК РФ), а иногда на освобождение от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ).

Читайте также:  Что такое завещательный отказ - определение и порядок оформления

Такой анализ если и не приведет сразу к ожидаемому результату, то постепенно породит сомнения лица в правильности его противодействия правосудию.

2. Использование положительных примеров из следственной и судебной практики служит веским аргументом в пользу отказа лица отдачи ложных показаний. Следователи, знающие практику, могут привести случаи, когда в аналогичной ситуации обвиняемый, раскаявшийся в содеянном и способствовавший раскрытию преступления, заслужил смягчение наказания, а то и освобождение от ответственности. Полезны и примеры противоположного характера.

Такие доводы прозвучат более весомо, если следователь сошлется на конкретный судебный приговор, копию которого полезно иметь под рукой.

3. Обращение к личным качествам допрашиваемого. У многих людей в течение жизни формируются взгляды или позиции, имеющие высокую субъективную ценность. Одни гордятся своими трудовыми успехами, авторитетом среди товарищей и коллег, обладают развитым чувством собственного достоинства. У других есть личные симпатии и антипатии, формирующие ценностные ориентиры (привязанность к семье, презрение к слабостям людей и т.п.).

Положительные качества личности могут вступить в противоречие с поведением на допросе. Следователю необходимо выявить и наглядно продемонстрировать его а затем, апеллируя к тому хорошему, что есть в человеке, предложить изменить линию поведения. Применяя данный прием, нельзя обращаться к низменным чувствам и качествам человека (алчность, ревнивость, злобность). Следует руководствоваться принципами морали и избегать того, что может привести к безнравственности.

4. Демонстрация допрашиваемому противоречий в его показаниях используется чаще при допросах подозреваемых и обвиняемых. Нередки случаи, когда виновный, задержанный при совершении преступления или вскоре после него, не имея заранее подготовленной легенды, дает наспех придуманную версию своих действий. Чем подробнее он будет допрошен, тем больше в его показаниях окажется противоречий и несуразностей. Поэтому следователь должен затронуть побольше деталей, зафиксировав их в протоколе и на магнитной ленте. Последующий анализ показаний обычно делает их неправдоподобность очевидной. Акцентируя на этом внимание допрашиваемого, следователь побуждает его говорить правду.

Закончив допрос, следователь может некоторое время не касаться рассмотренных обстоятельств на дальнейших допросах. Вернувшись к ним позже, он предлагает подозреваемому снова дать по ним подробные объяснения. После занесения их в протокол могут быть выявлены противоречия с тем, что говорилось по этому поводу ранее. Подозреваемому трудно хранить в памяти детали своего первоначального вымысла.

5. Преодоление антисоциальных взглядов и установок допрашиваемого. Это могут быть национальные, бытовые, кланово-групповые взгляды и обычаи, под влиянием которых субъект не желает давать правдивые показания. С ростом организованной преступности участились отказы свидетелей и даже потерпевших давать показания из страха мести со стороны остающихся на свободе соучастников обвиняемых. Преодоление такой позиции – крайне сложная задача. Однако следователю нужно предпринимать усилия в этом направлении, например, он должен разъяснить свидетелям и потерпевшим их гражданский долг активно сотрудничать с правоохранительными органами, поскольку без помощи населения борьба с преступностью малорезультативна. Безнаказанность криминальных элементов ведет к росту числа их жертв, а в таких условиях нормальная жизнь в стране станет невозможной.

Изобличение с помощью доказательств. Допрашиваемые, дающие заведомо ложные показания, обычно делают это в расчете уклониться от ответственности за преступление или скрыть обстоятельства, по каким-то причинам не подлежащие огласке. Свою позицию допрашиваемый, как правило маскирует. Особенно свидетели и потерпевшие, которым грозит уголовная ответственность за ложные показания, пытаются изображать искренность. Отрицая осведомленность или искажая действительность, они преподносят это как правду, часто даже со ссылкой на более или менее основательно сфабрикованные «аргументы».

Для побуждения недобросовестного субъекта к отказу от избранной линии поведения необходимо убедительно доказать, что он лжет. А это можно сделать на основе доказательств, опровергающих его аргументацию, они разрушают его утверждения, лишают логической основы позицию недобросовестного допрашиваемого, вынуждают говорить правду.

Для изобличения во лжи применимы любые доказательства, собранные по делу: показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, документы, заключения экспертов, вещественные доказательства.

Криминалистикой разработаны тактические правила применения доказательств при допросе.

1. Использование для изобличения только таких доказательств, достоверность которых установлена, обусловлено тем, что они предъявляются для создания перелома в сознании субъекта путем демонстрации ему бессмысленности лжи. Достичь этого можно лишь с помощью проверенных доказательств, поскольку если подозреваемый или обвиняемый обнаружит, что следователь оперирует сомнительными материалами, он только укрепится в своей позиции. Хорошо зная действительные обстоятельства произошедшего, он в состоянии достаточно точно оценить достоверность, весомость имеющихся у следователя доказательств, а потому их пороки только укрепят надежду скрыть истину, поддержат решимость и далее уклоняться от дачи правдивых показаний.

2. Предварительный допрос лица по обстоятельствам, с которыми доказательство связано, предполагает повторное выяснение позиции допрашиваемого по конкретному вопросу. Если ранее он утверждал нечто противоречащее собранным доказательствам, то до предъявления последних нужно еще раз уточнить, что теперь допрашиваемый показывает по данному вопросу и запротоколировать услышанное.

Уточняются также обстоятельства, связанные с источником или способом получения доказательства, причем цель следователя допрашиваемому не раскрывается. Если, например, будут предъявлены документы, то выясняется порядок их оформления, регистрации, хранения и т.д.

Предварительное выяснение вопросов, связанных с предъявленным доказательством, помешает недобросовестному допрашиваемому изменить свою позицию, приспособить ее к предъявленным доказательствам, затрудняет возможность опорочить источник доказательств.

3. Разъяснение допрашиваемому сущности и значения предъявленных доказательств позволяет усилить воздействие на него сообщенной информации. Следователь не только предъявляет улику, но и дает соответствующие разъяснения, раскрывает ее значение в системе собранных доказательств. Допрашиваемый должен понять, что доказанные фактические обстоятельства исключают возможность и далее отстаивать избранную позицию, не оставляя иного выхода, кроме дачи правдивых показаний.

4. Обеспечение эффективности изобличения путем правильного выбора времени и способа предъявления доказательств. Среди лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, бывают такие, которые имели время и возможность продумать линию поведения, подготовить объяснения своим действиям, иногда сформировать ложное алиби. У такой категории обвиняемых имеется устойчивая установка на ложь, преодоление которой требует времени и тактического мастерства следователя. Изобличение этих лиц возможно с помощью комплекса тактических приемов, склонность ко лжи преодолевается постепенно. Доказательства предъявляются им по степени возрастания изобличительной силы, от менее веских к наиболее значимым. Каждое из них в какой-то части опровергает утверждения допрашиваемого, шаг за шагом следователь замыкает цепь уличающих материалов.

С предъявлением доказательств торопиться не следует. Нужно дать возможность обвиняемому подробно изложить свои объяснения и запротоколировать их. Начать изобличение лучше с выявления имеющихся противоречий, используя их как свидетельство недостоверности сведений, сообщенных допрашиваемым. Затем приводятся доказательства, начиная с тех, о которых обвиняемый знает или догадывается. По ним он может дать заранее придуманные объяснения, которые в силу своей ложности будут небезупречными. Следователь выявляет и демонстрирует это.

При предъявлении наиболее значимых доказательств необходимо использовать фактор внезапности, неподготовленности обвиняемого к их опровержению. Выслушивая его объяснения, следователь неожиданно предъявляет очередное доказательство, о наличии которого допрашиваемый не знал. Оказавшись в затруднительном положении,онможет отказаться от лжи или усомниться в ее целесообразности.

Если у допрашиваемого не сформировалось твердой решимости давать ложные показания, желателен другой способ предъявления доказательств, когда в первую очередь применяется самое веское из них.

Практикуется еще такая возможность использования доказательств – предъявление всей их совокупности одновременно. Она применяется при расследовании сравнительно несложных уголовных дел, если к тому же собранные доказательства бесспорно устанавливают факт преступления. Это может помочь и при допросе свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, повторные вызовы которых, по мнению следователя, нецелесообразны. В данном случае речь идет о доказательствах, опровергающих лжесвидетельство.

Маневрирование информацией. Получив какие-то данные и не располагая информацией в полном объеме, обвиняемый может переоценить их значение и принять решение, которое в других условиях признал бы ошибочным. Информационное противоборство следователя и обвиняемого – реальность, которую следователь не может не учитывать при определении своей тактики. Маневрирование информацией – законные и тактически оправданные действия следователя, связанные с регулированием объема и определением порядка доведения информации до недобросовестного допрашиваемого с целью помешать ему скрыть истину. Ему не навязывают способ действий, а предоставляют возможность самостоятельно оценить ситуацию и принять решение на основе собственного понимания.

Рассмотрим некоторые из приемов данной группы.

1. Демонстрация осведомленности. Следователь не должен выглядеть в глазах обвиняемого неосведомленным, а потому некомпетентным и недостойным уважения. Обвиняемый легче пойдет на контакт со следователем, который знает по делу все. Это удается далеко не всегда, но создать такое впечатление можно, используя даже вполне доступную информацию. Так, следователь детально изучает личность обвиняемого, собирая сведения о его детских и юношеских годах, об учебе, работе, семье. Эти сведения обычно не скрывают. Их можно получить при допросах родственников, друзей и знакомых, обнаружить в документах.

На допросе следователь выясняет биографические данные обвиняемого, а по ходу демонстрирует свою осведомленность, упоминая о деталях, упущенных, а может, и забытых самим допрашиваемым. Столь основательное знакомство следователя с фактами, даже не относящимися к преступлению, может привести к мысли, что по делу он тем более все знает.

Иногда, демонстрируя свою осведомленность и тем самым невозможность сокрытия истины, следователь как бы реконструирует в своем рассказе действия преступника, используя всю доступную информацию и мысленно восполняя пробелы на основе логики и профессионального опыта.

Чем точнее будет следователь, тем большее воздействие он окажет на обвиняемого. Последний, уверовав в высокую осведомленность следователя, может и не подумать о степени доказанности всего изложенного, исходя из мысли: если знает, значит, доказал.

2. Маскировка допроса. Недобросовестный допрашиваемый обычно скрывает обстоятельства, могущие его скомпрометировать. Прежде чем ответить на поставленный вопрос, он решает – выгодно ли ему это. В такой ситуации следователь должен скрывать свои цели, допрашиваемому совсем не обязательно знать его намерения. Не усматривая для себя опасности, он может дать правдивые показания, а в противном случае станет лгать или ссылаться на забывчивость.

Следователь может готовиться к допросу обвиняемого по показаниям уличающего его свидетеля. Тогда необходимо выяснить, знакомы ли они, какие между ними отношения. Если обвиняемый поймет, зачем нужна эта информация, он может заявить, что у них давние неприязненные отношения, потому возможен оговор. Если же начать разговор с нейтральной темы, например о коллективе, где он работал, и попросить охарактеризовать сотрудников, в числе которых находится и свидетель, можно получить правдивые показания. Основной вопрос будет поставлен среди нейтральных с точки зрения допрашиваемого и не вызовет у него настороженности.

3. «Случайное» получение информации. Здесь учитывается повышенный интерес обвиняемого к материалам дела и стремление любым способом познакомиться с ними. Следователь создает условия, при которых обвиняемый «случайно» получает интересующие его данные, которые в конечном итоге формируют намерение дать правдивые показания. Расчет здесь на их переоценку самим обвиняемым без всякого воздействия со стороны следователя.

Практике известны и другие подобные приемы. Нужно только помнить, что все они не терпят шаблона, требуют творческого подхода, практического опыта. В каждой конкретной ситуации учитываются обстоятельства дела и особенности личности обвиняемого. То, что сработало в одном случае, может не дать результата в другом.

Хорошо зная действительные обстоятельства произошедшего, он в состоянии достаточно точно оценить достоверность, весомость имеющихся у следователя доказательств, а потому их пороки только укрепят надежду скрыть истину, поддержат решимость и далее уклоняться от дачи правдивых показаний.

Добавить комментарий